Полимерам хватит газа

Русский бизнес / Нефтехимия Запущен в эксплуатацию крупнейший в постсоветской истории России магистральный продуктопровод. Одним своим появлением он решает почти все проблемы западносибирской нефтехимии
ПРедоставлено кмопанией «СИБУР»

В Западной Сибири начал действовать новый магистральный продуктопровод, связывающий принадлежащий отечественной газовой компании «НоваТЭК» Пуровский ЗПК (завод по переработке конденсата) и тобольскую промышленную площадку флагмана российской нефтехимии «Сибура». Это первый в постсоветской истории страны продуктопровод такого масштаба.

Проект оказался не дешевым: инвестору, «Сибуру», он обошелся в 63 млрд рублей. (Для сравнения: вложения «Сибура» во вторую очередь газофракционирующих мощностей в Тобольске составили только 16 млрд рублей, а входящий в тройку крупнейших в мире предприятий отрасли «Тобольск-Полимер» обошелся в 60 млрд.)

 

Но и результат впечатляет. Линейная часть продуктопровода протянулась почти на 1100 км, что на треть увеличивает протяженность продуктопроводов такого типа в России.

К строительству продуктопровода были привлечены российские подрядные организации — «Нова», «Стройтрансгаз», СТГ-М, НГСК, «Нефтьмонтаж», «НПА Вира Реалтайм». Для строительства использовались трубы только российского производства (основной поставщик — ЧТПЗ).

Труба будет передавать широкую фракцию легких углеводородов (ШФЛУ) — сырье для нефтехимии, получаемое из попутного нефтяного газа или из нестабильного газового конденсата. Пропускная способность трубопровода такова, что по нему можно передать до трети всего сырья, в принципе доступного в Западной Сибири.

Ничего подобного в России не строилось со времен первого (и последнего) советского магистрального ШФЛУ-провода Западная Сибирь — Поволжье, эксплуатировавшегося в 1980-х годах.

На уровне погрешности

Россия традиционно играет большую роль на рынке углеводородов. Еще бы — на территории нашей страны сосредоточено до 40% мировых запасов газа и до 7% мировых запасов нефти. На Россию приходится 13% мировой добычи нефти и 19% мировой добычи природного газа. Но, к сожалению, все это так и остается лишь сырьевым потенциалом, не получая продолжения в переработке.

Россия мало заметна на рынках нефтехимической продукции. На нашу страну приходится лишь 2% мирового производства пластмасс. На экспортных рынках ситуация еще плачевнее, за исключением синтетических каучуков. По всем основным наименованиям нефтехимической продукции вклад нашей «энергетической сверхдержавы» в мировой экспорт — на уровне статистической погрешности (см. график 1).

А по вкладу в мировую торговлю базовыми нефтехимическими продуктами Россия уступает даже арабским странам (см. график 2).

На внутреннем рынке России среднедушевое потребление полимеров в пять раз меньше, чем в США или Германии, в полтора раза меньше, чем в Китае. Разумеется, это противоестественная ситуация, и она постепенно меняется. Все последние годы расширение спроса на продукцию нефтехимии в России исчислялось двузначными числами, и в обозримом будущем, по оценкам экспертов, спрос продолжит увеличиваться средними темпами 8% в год.

Рост потребления опережает рост производства продуктов нефтехимии в России. Доходит до парадоксального — при огромных масштабах экспорта нефти и га

Услуга не для всех

Если общая протяженность магистральных продуктопроводов в России оценивается в 2000 км, то в США она составляет 128 тыс. км, американские продуктопроводы создают мощную и разветвленную сеть, особенно густую на юге страны, в районе Мексиканского залива — в местах традиционного размещения добывающих и нефтехимических мощностей.

Любовь американцев к продуктопроводам объясняется просто: транспортировка углеводородов, в том числе и ШФЛУ, по продуктопроводу по крайней мере на 30% дешевле, чем по железной дороге.

Однако в России, несмотря на очевидные преимущества по стоимости транспортировки и богатый опыт строительства газо- и нефтепроводов, магистральные продуктопроводы не получили широкого распространения. Из крупных проектов можно упомянуть так называемое этиленовое кольцо — контролируемый «Нижнекамскнефтехимом» этиленопровод в Поволжье, связывающий Салават, Стерлитамак, Уфу, Нижнекамск и Казань. В 1985–1989 годах в стране существовал магистральный ШФЛУ-провод Западная Сибирь — Урал — Поволжье протяженностью 1852 км. Построенный изначально как нефтепровод, он был перепрофилирован под прокачку ШФЛУ. Но эту магистраль преследовали крупные аварии, всего за четыре года их было пять десятков. Кончилось катастрофой: в 1989 году возникшая утечка из трубы близ железной дороги вспыхнула от искры двух проходящих поездов, в огне огромного пожара погибло 575 пассажиров. Продуктопровод с тех пор фактически не действует.

В последние несколько лет к идее развития сети продуктопроводов в России вернулись снова. Так, в 2009–2011 годах силами «Сибура» было построено 127 км ШФЛУ-провода в Западной Сибири, связавшего Губкинский ГПК с Муравленковским ГПЗ.

Предлагались проекты и более масштабные.

Несколько лет назад «Сибур» и ТНК-ВР рассматривали проект строительства к 2015 году магистрального продуктопровода «Хорда», который, пройдя на 3,5 тыс. км по северу Европейской России, перебрасывал бы по 5,5 млн тонн ШФЛУ в год из Западной Сибири в район Усть-Луги, где планировалось строительство мощного, до 3,5 млн тонн готовой продукции, нефтехимического комплекса. Но от этой идеи отказались.

На потенциальный Северо-Западный нефтехимический кластер и будущие нефтехимические мощности в Усть-Луге был ориентирован и совместный проект «Сибура» и «Газпрома» — магистральный продуктопровод «ТрансВалГаз» для ежегодной переброски на берега Балтийского моря до 5,5 млн тонн нефтехимического сырья, получаемого от разработки жирного газа, то есть газа с высоким содержанием этана и более сложных соединений, с Валанжинских (1700–3200 метров глубины) и Ачимовских (4000 метров) залежей Ямала. В этот проект в отрасли верят, скорее всего, он и станет основой для развития будущего Северо-Западного нефтехимического кластера. Ранее планировалось, что технико-экономическое обоснование по проекту будет готово уже в 2013 году. Но «Газпром» столкнулся с дефицитом инвестиционных средств, поэтому реализация откладывается.

Наконец, третий проект — это продвигаемая татарскими и башкирскими нефтехимиками идея восстановления магистрального ШФЛУ-провода Западная Сибирь — Поволжье. Интерес к проекту объясняется дефицитом сырья, который ограничивает развитие предприятий Поволжского нефтехимического кластера. Обсуждаемый продуктопровод должен иметь годовую мощность по прокачке 5 млн тонн ШФЛУ (вдвое меньше западносибирского) и обойтись инвесторам примерно в 4 млрд долларов (вдвое дороже западносибирского).

Впрочем, перспективы этого проекта тоже довольно мутные — он не обеспечен конкретными гарантированными источниками сырья в Западной Сибири. Таким образом, приходится констатировать, что в обозримом будущем западносибирская труба останется единичным успешно реализованным проектом магистрального продуктопровода.      

Доля России в мировом экспорте продуктов нефтехимии
Вклад в мировоую торговлю базовыми продуктами нефтехимии
Плановая мощность нефтехимических кластеров России к 2030 году
Современная система продуктопроводов Западной Сибири