Наука и судьба

Книги
Москва, 15.09.2014
«Эксперт» №38 (915)

В  ХХ столетии произошли две великие революции, радикально изменившие планету: научная и социальная. Обе опирались на революции в науках, соответственно, в физике и в социологии. Карл Поппер был одним из немногих мыслителей, попытавшихся найти философские ответы на вызовы обеих революций, причем используя общую методическую основу, которую сам же и разработал.
Родившийся в начале века в Вене, столице одной из империй, исчезнувших в результате войны и революции, и одновременно одной из интеллектуальных столиц мира, Поппер не мог не почувствовать накала революционных событий и связи между революциями в, казалось бы, столь разных областях человеческого существования. Собственно этому и посвящена книга великого философа. Поэтому она не столько о фактах его жизни, сколько о рождении и становлении идей, которые определили его интеллектуальную судьбу и, во многом, развитие всей философии ХХ века.
Поступив в 1918 году в Университет Вены, где он изучал физику и математику, Поппер оказался вовлеченным в политические дискуссии, которыми было охвачено все австрийское общество, и увлекся марксизмом, более того — коммунизмом. Впрочем, юный еще философ довольно быстро разочаровался в их теории и практике. «Как только я взглянул на марксистскую теорию критическим взглядом, дыры, пробелы и противоречия в ней стали для меня очевидными», — пишет Карл Поппер. При этом Поппер сохранил уважение к рабочему, социалистическому движению, участники которого, по его словам, были вдохновлены удивительной верой в свою миссию — освобождение человечества — и на этом пути стремившиеся к постоянному самосовершенствованию. «Если бы могла существовать такая вещь, как социализм в сочетании с индивидуальной свободой, я оставался бы социалистом до сих пор», — признается философ.
Но Поппер формулирует максиму, верным которой он оставался до конца своих дней: «Свобода важнее равенства». Именно из этого убеждения родилась уже в годы Второй мировой войны знаменитая книга «Открытое общество и его враги», в которой Карл Поппер рассматривает философские учения Платона, Аристотеля и Маркса с точки зрения их соответствия, во-первых, требованиям своей максимы и, во-вторых, тем требованиям, которым, по мнению Поппера, должна отвечать всякая наука (а марксизм претендовал на это звание). Впрочем, это было позже, а в 1919 году Поппер побывал на лекции Эйнштейна, которая потрясла его и во многом предопределила его интересы в области философии науки. Уже тогда наметилось его противостояние с господствовавшим в среде ученых, в первую очередь физиков, позитивизмом — философией, отрицавшей традиционную философию с ее претензией на некое общее знание. «Я пришел к выводу, — пишет Поппер, — что научный подход — это критический подход, который ищет не верификаций, а решающих проверок — проверок, которые могли бы опровергнуть проверяемую теорию, но никогда не утверждать ее истинность». Проблема истинности научной теории стала для Поппера главной научной проблемой, ей посвящена значительная часть его трудов. Зд

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (915) 15 сентября 2014
    На Украине пока тихо
    Содержание:
    Зачем такое подписывать

    Смысл заключенного соглашения о перемирии не в конкретных пунктах документа, а в необходимой сторонам паузе. С высокой вероятностью через какое-то время боевые действия продолжатся, и о достигнутых ранее договоренностях никто и не вспомнит, как никто давно уже не вспоминает о Женевском соглашении

    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Потребление
    Банковское обозрение
    На улице Правды
    Реклама