И все же без правил

Тема недели
Речь Путина
«Эксперт» №45 (922) 3 ноября 2014
Западу в целом и США в частности в любом случае придется смириться с уменьшением своего влияния в мире. Однако из двух вариантов возможного развития событий там, похоже, выбирают тот, что связан с наибольшими рисками
И все же без правил

Хотя само по себе выступление Владимира Путина на очередном заседании клуба «Валдай» в западных СМИ практически не освещалось, ответ на него, по сути, уже дан. И ответ этот, увы, свидетельствует о том, что наши западные партнеры, прежде всего, конечно, американцы, к реальному диалогу о параметрах более стабильного и справедливого миропорядка не готовы.

В своей речи Путин подчеркнул: «Прямота и жесткость оценок нужны сегодня вовсе не для того, чтобы заниматься взаимной пикировкой, а чтобы попытаться разобраться, что же на самом деле происходит в мире, почему он становится все менее безопасным и менее предсказуемым, почему повсеместно возрастают риски». И как прямоту президента России восприняли за океаном?

«Тем, кто не понимает, с какими трудностями сталкиваются западные лидеры, когда пытаются говорить с Владимиром Путиным, стоило бы прочесть стенограмму трехчасового выступления российского правителя на ежегодном заседании клуба “Валдай”, состоявшегося в пятницу в Сочи. В ответ на вежливые вопросы приглашенных Москвой иностранных журналистов, ученых и отставных государственных деятелей о российской агрессии на Украине он обрушил на аудиторию ядовитый поток лжи, теорий заговора и слабо завуалированных угроз. Однако больше всего в его словах было жгучей обиды на Соединенные Штаты» — так начинает свою редакционную статью The Washington Post, и человеку, в самом деле ознакомившемуся со стенограммой, вполне очевидно, что потоки «лжи» и прочего существуют исключительно в умах авторов этой влиятельной американской газеты.

Официальный американский «ответ» был более сдержан, но ничуть не более конструктивен. «Соединенные Штаты не ищут конфронтации с Россией, но мы не можем и не будем отступать от наших принципов, на которые опирается безопасность Европы и Северной Америки», — отметила представитель Госдепартамента США Дженнифер Псаки. Что с дипломатического можно перевести как «ни шагу назад», или наоборот: ни шагу вперед, в смысле, навстречу.

А потому можно сделать вывод, что на вынесенный в название заседания клуба вопрос «Мировой порядок: новые правила или игра без правил?» в Вашингтоне, особо не утруждаясь размышлениями, дали ясный ответ: игра без правил.

Нельзя сказать, чтобы это был большой сюрприз: американцы и раньше из раза в раз демонстрировали, что одними словами их не переубедить. Тем более в таком вопросе, как будущий миропорядок, — тут решается, сохранят ли США мировую гегемонию, и понятно, что при таких ставках одних увещеваний не всякому будет достаточно. Но, как бы то ни было, важно, во-первых, что ответ получен, а во-вторых, что еще важнее, сам вопрос и ответ на него услышал остальной, незападный, мир, что, по всей видимости, и было одной из основных целей столь развернутого выступления Путина.

 

Когда магия рассеялась

Почему это было важно зафиксировать именно сегодня? Можно назвать три основные причины. Первая: украинский кризис и реакция на него США со всей очевидностью показали, что ни о какой глобализации речи не идет, речь идет об а

Оптимистичный пессимизм

 

Выдержки из выступления Владимира Путина на сочинском заседании международного дискуссионного клуба «Валдай»

 

Не будем забывать, анализируя сегодняшнее состояние, уроки истории. Во-первых, смена мирового порядка (а явления именно такого масштаба мы наблюдаем сегодня), как правило, сопровождалась если не глобальной войной, не глобальными столкновениями, то цепочкой интенсивных конфликтов локального характера. И во-вторых, мировая политика — это прежде всего экономическое лидерство, вопросы войны и мира, гуманитарной сферы, включая права человека.

 

Холодная война закончилась. Но она не завершилась заключением «мира», понятными и прозрачными договоренностями о соблюдении имеющихся или о создании новых правил и стандартов. Создалось впечатление, что так называемые победители в холодной войне решили дожать ситуацию, перекроить весь мир исключительно под себя, под свои интересы. И если сложившаяся система международных отношений, международного права, система сдержек и противовесов мешала достижению этой цели, то ее тут же объявляли никчемной, устаревшей и подлежащей немедленному сносу.

 

Вместо урегулирования конфликтов — эскалация; вместо суверенных, устойчивых государств — растущее пространство хаоса; вместо демократии — поддержка весьма сомнительной публики: от откровенных неонацистов до исламистских радикалов.

А почему их поддерживают? Потому что используют на каком-то этапе как инструмент для достижения своих целей, потом обжигаются — и назад. Я не устаю удивляться тому, как наши партнеры раз за разом, как у нас в России говорят, наступают на одни и те же грабли, то есть совершают одни и те же ошибки.

 

Момент однополярности убедительно продемонстрировал, что наращивание доминирования одного центра силы не приводит к росту управляемости глобальными процессами. <…> Кстати, однополярный мир оказался некомфортным, неподъемным и сложноуправляемым для самого так называемого самоназначенного лидера…

 

Санкции уже подрывают основы мировой торговли и правила ВТО, принципы незыблемости частной собственности, расшатывают либеральную модель глобализации, основанную на рынке, свободе и конкуренции, — модель, главными бенефициарами которой, замечу, как раз и являются страны Запада. Теперь они рискуют потерять доверие как лидеры глобализации. <…> сейчас всё большее число государств предпринимает попытки уйти от долларовой зависимости, создать альтернативные финансовые, расчетные системы, резервные валюты. На мой взгляд, наши американские друзья просто подрывают, режут сук, на котором сами сидят.

 

Что же нас ждет, если мы предпочтем жить не по правилам, пусть строгим и неудобным, а вовсе без правил? А именно такой сценарий вполне реален, исключить его нельзя, учитывая накал обстановки в мире. Ряд прогнозов, наблюдая сегодняшние тенденции, уже можно сделать, и, к сожалению, они не оптимистичны. Если мы не создадим внятную систему взаимных обязательств и договорённостей, не выстроим механизмы разрешения кризисных ситуаций, признаки мировой анархии неизбежно будут нарастать.

 

Надо четко определить, где пределы односторонних действий и где возникает потребность в многосторонних механизмах, в рамках совершенствования международного права разрешить дилемму между действиями международного сообщества по обеспечению безопасности и прав человека и принципом национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств. Как раз такие коллизии все чаще ведут к произвольному иностранному вмешательству в сложные внутренние процессы, раз за разом провоцируют опасные противоречия ведущих мировых игроков. Вопрос о содержании суверенитета становится едва ли не главным для сохранения и упрочения мировой стабильности.

 

На фоне фундаментальных перемен в международной среде, нарастания неуправляемости и самых разнообразных угроз нам необходим новый глобальный консенсус ответственных сил. Речь не может идти ни о каких-то локальных сделках, ни о разделе сфер влияния в духе классической дипломатии, ни о чьем-то полном доминировании. Думаю, что требуется новое «издание» взаимозависимости.

 

Россия свой выбор сделала, наши приоритеты — дальнейшее совершенствование институтов демократии и открытой экономики, ускоренное внутреннее развитие с учетом всех позитивных современных тенденций в мире и консолидация общества на основе традиционных ценностей и патриотизма. У нас интеграционная, позитивная, мирная повестка дня, мы активно работаем с нашими коллегами по Евразийскому экономическому союзу, Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС, с другими партнерами. Эта повестка направлена на развитие связей между государствами, а не на разъединение. Мы не собираемся сколачивать какие-либо блоки, втягиваться в обмен ударами. Не имеют под собой основания и утверждения, что Россия пытается восстановить какую-то свою империю, покушается на суверенитет своих соседей. Россия не требует себе какого-либо особого, исключительного места в мире, я хочу это подчеркнуть. Уважая интересы других, мы просто хотим, чтобы и наши интересы учитывали, и нашу позицию уважали.

 

Из ответов Владимира Путина на вопросы

 

Мы не претендуем на какое-то глобальное лидерство. Тезис о том, что Россия претендует на какую-то исключительность, совершенно ложный, я об этом в своем выступлении сказал. Мы не требуем какого-то особого места под солнцем, мы просто исходим из того, что все участники международного общения должны уважать интересы друг друга. Мы готовы уважать интересы наших партнеров, но рассчитываем на такое же уважительное отношение к нашим интересам.

 

Я не говорил, что США представляют для нас угрозу. Я думаю, что политика правящих кругов, извините, употреблю такой штамп, является ошибочной. Уверен, что она противоречит и нашим интересам, подрывает доверие к Соединенным Штатам и в этом смысле наносит и Соединенным Штатам определенный ущерб, подрывает к ним доверие как к одному из глобальных лидеров и в экономике, и в политике. <…> Я полагаю, что глубинные, стратегические интересы американского народа, российского народа во многом совпадают и нужно опираться на эти взаимные интересы.

 

Мы не собираемся закрываться, нет такой задачи. Более того, я считаю, что это вредно. А тем, кто пытается это сделать, могу сказать, что это бесполезно, невозможно в современном мире. Еще сорок-пятьдесят лет назад, наверное, это возможно было, но сейчас невозможно. Такие попытки потерпят, безусловно, неудачу. И чем быстрее наши коллеги это осознают, тем лучше.

 

Что в Европе происходит? Я не буду сейчас страну называть, разговаривал с одним из своих бывших коллег из Восточной Европы. Он мне с гордостью говорит: «Вчера назначил начальника Генерального штаба». Я так удивился: «Да? Какое такое достижение?» — «Ну а как же? Мы ни министра обороны, ни начальника Генштаба без согласования с послом США не назначаем уже много лет». Я так удивился, говорю: «Ничего себе. А это почему?» — «Вот так сложилось. Говорят, хотите в ЕС — сначала в НАТО. А чтобы в НАТО — у нас такой порядок. Дисциплина должна быть военная». Я его спрашиваю: «Слушай, а за что же вы продали свой суверенитет? Объем инвестиций-то какой в вашу страну?» Не буду называть этот объем, потому что сразу станет понятным, о какой стране идет речь. Минимальный! Я говорю: «Слушайте, вы с ума сошли? А зачем вы это сделали?» — «Ну вот так получилось».

Но это не может вечно продолжаться. Это все должны понять, в том числе наши американские друзья и партнеры. Невозможно вечно в таком униженном состоянии держать своих партнеров. Это прорывается, я это знаю, уже давно здесь сижу.