Способ вместо цели

Книги
«Эксперт» №46 (923) 10 ноября 2014
Кризис демократии связан не с устройством институтов, а с тем, что общественные силы потеряли способность четко формулировать и последовательно отстаивать свое представление об общественном благе. Никакие «институциональные реформы» помочь не могут в принципе
Способ вместо цели

Эта небольшая совсем книжка (сто двадцать узеньких страниц крупным шрифтом через приличный интервал) все же заслуживает определенного внимания. Прежде всего из-за автора. Болгарский политолог и философ Иван Крастев — один из наиболее известных восточноевропейских интеллектуалов, поэтому его взгляд на проблемы современного мира и Европы интересен вдвойне. Это взгляд с Запада (хотя и не вполне западный взгляд), но одновременно и взгляд на сам Запад — изнутри.

Автор анализирует, что, собственно, происходит с демократией, когда граждане, избиратели все больше уверяются в том, что «демократия кончилась», что выборы ничего не меняют; когда в обществе возникает всепроникающее ощущения недоверия к существующим — демократическим — общественным институтам. Как определяет сам Крастев, книга «написана как джазовая пьеса в тональности веселого скептицизма: скептицизма по отношению к уже опубликованным некрологам демократии, равно как и по отношению к исступленному желанию возродить демократию, полагаясь на несокрушимую силу технологического воображения». И, надо сказать, это определение книге вполне подходит: «Управление недоверием», несмотря на серьезность и где-то даже тяжелую драматичность затрагиваемой проблемы, в самом деле производит легкое впечатление.

Книга состоит их трех частей, в каждой из которых Крастев анализирует одну из основных проблем. Первая часть — собственно постановка вопроса об истоках недоверия. Причем недоверия глубокого. Недоверия, которое разделяли такие весьма различные люди, как Жан-Поль Сартр с его эссе 1973 года «Выборы: ловушка для дураков» или немецкий канцлер от социал-демократов Вили Брандт с его прогнозом примерно того же времени о том, что «Западной Европе осталось только двадцать или тридцать лет демократии; потом она сползет без руля и ветрил в окружающее море диктатур…» Сам Крастев куда оптимистичнее: «Некоторые полагают, что сегодня мы наблюдаем подъем постдемократического капитализма. По-моему, это больше похоже на зарождение постполитической демократии». И, в общем, это звучит довольно здраво: массовое политическое помешательство XIX–XX веков на фоне веков политической дремы выглядят скорее как исключение, нежели как правило. Почему бы, в самом деле, немного не остыть и не переключить внимание на что-нибудь другое? (Кстати, не исключено, что и с фантастическим «экономическим шовинизмом» в скором времени тоже будет покончено.)

Вторая часть — анализ того, что отличает нынешний период от предыдущих периодов разочарования в демократии (как мы уже убедились выше, это едва ли не перманентное состояние демократов). «…Разочарование и упадок доверия к демократическим институтам делает современный кризис демократии столь отличным от предыдущих кризисов, хотя он и не сопровождается утратой свободы или подъемом мощной антидемократической альтернативы. Нынешний кризис — это не результат некоего институционального поражения демократии; напротив, это продукт ее успеха», — пишет Крастев, опираясь на опыт выделяемых им пяти революций