Москва, 26.05.2016

Реставрация «русского»

Политика / Русский собор XX век стал периодом применения масштабных практик по искоренению русской идентичности. Сегодня нужны не менее масштабные усилия по ее реабилитации
Фото: РИА НОВОСТИ
  1. За открытый диалог
  2. Между диалогом и геноцидом
    Надежды на то, что конфликт в Донбассе войдет в зиму в замороженном состоянии, не оправдались. Ситуация накаляется с каждым днем, причем к военным и политическим факторам все сильнее примешиваются экономические


Статья доступна только подписчикам журнала

Купив подписку на ONLINE-версию журнала, вы получите доступ ко всем архивным материалам журнала «Эксперт»
Ознакомиться с вариантами подписки можно ниже
220 месяц

Доступ к материалам журнала «Эксперт»

Доступ к архивным материалам открыт только подписчикам. Все варианты подписки
Подпишитесь, чтобы иметь полный доступ к материалам журнала «Эксперт»
Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru
Журнал + Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru + доставка печатной версии
Журнал «Эксперт» Доставка печатной версии журнала
Уже оформили подписку? Авторизируйтесь
* Без регистрации вы сможете читать статью только на том устройстве, и в том браузере,
с которого была произведена оплата. Чтобы иметь доступ с любого устройства создайте аккаунт

Всемирный русский народный собор (ВРНС) существует с 1993 года. Но концепция организации до сей поры остается двойственной. Что это — просто официозный форум патриотической направленности или форма общественного представительства интересов крупнейшего народа России? То есть нечто аналогичное Всемирному конгрессу татар, Всемирному курултаю башкир, Всемирному чеченскому конгрессу, только в варианте для русских.

Последний вариант, логично вытекающий из самого названия собора, пока остается сугубо гипотетическим. Тем не менее именно с ним связана возможность обретения организацией своей уникальной миссии в российской общественной жизни. Признаком поворота к этой миссии стало выступление патриарха на прошлогоднем соборе, в котором он сделал, кажется, не очень услышанное, но важное заявление: «Собор является достаточно зрелой и влиятельной организацией для того, чтобы представлять русский народ на площадках межнациональных дискуссий». «Представлять русский народ» (пусть даже лишь «на площадках дискуссий») — это в любом случае серьезная заявка. Тем интереснее, что она была дополнительно подтверждена и в новейших программных документах — выступлении патриарха Кирилла 11 ноября, Декларации русской идентичности и Соборном слове, принятых на XVIII соборе.

В них можно обнаружить несколько тем, дающих новое и, на мой взгляд, верное звучание «русскому вопросу» в российской общественно-политической жизни. В их числе:

— признание того, что табуирование русской идентичности из соображений государственного единства «многонациональной России» является прямым и верным путем к разрушению этого единства;

— возвращение к широкому понятию «русскости» (по культуре, языку, исторической лояльности) в противовес пониманию национальности как «состава крови»;

— утверждение безусловного права русских на сохранение и развитие своей этнонациональной идентичности;

— постановка вопроса о формах цивилизованного публичного лоббирования интересов русских как этнокультурной общности.

Рассмотрим эти тезисы по порядку

 

Технологии дерусификации

Блокирование русского национального самосознания достигается двумя основными путями: угрозами и лестью.

Угрозы сводятся к тому, что национальное самоутверждение русских оттолкнет представителей других народов и подорвет их лояльность России. А лесть звучит примерно так: русские — такой великий народ, что ему не к лицу эгоизм; к этому народу принадлежит абсолютное большинство населения страны, глава государства, его язык является государственным, поэтому как-то специально беспокоиться о его правах и интересах нет никаких оснований, они будут реализованы просто «по факту существования России» (как говорится в статье Владимира Путина по национальному вопросу).

Второй род внушения действует даже сильнее — хорошему верить приятнее. Но полагать, что большой народ защищен самими своими размерами, — большая ошибка. Да, русских людей в России по-прежнему много. Но народ — это не совокупность людей, а система связей, предопределяющая их единство и солида

В поиске национальной идентичности

 

Форум Всемирного русского собора и принятая Декларация русской идентичности вызвали неоднозначную реакцию в обществе. Для поддержки широкой дискуссии мы представляем различные мнения экспертов и политологов о «русском» вопросе.

 

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока.

— В Декларации русской идентичности предложена следующая трактовка: «русский — это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий и думающий на русском языке; признающий православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа». Близка ли вам эта характеристика полностью или частично?

— Характеристика сия полностью отражает видение организаторов Всемирного русского собора и говорит о том, что они по мере сил и способностей своих продвигают не идеи, которые объединяют русских, обрусевших, потомков смешанных браков или жителей России (более узкое понятие — граждан России или более широкое — патриотов России), а пытаются втиснуть понятие «русскость» в некое прокрустово ложе, соответствующее их видению — личному и групповому. То есть выстроить некоторый забор вокруг себя, любимых, повесить на нем табличку «русские», а всех, кто под это понятие, с их точки зрения, не подходит, либо поставить в положение унтерменшей (если уж полагать, что русские в стране — главные), либо загнать за Можай.

Страна за последние сто лет дважды распадалась примерно из-за таких же дундуков. В первый раз там были соборность, народность и духовность (на практике скорее духовитость — эдакая смесь ладана с онучами с некоторой примесью кваса, дегтя и водки), а также православие, самодержавие, народность. Кончилось плохо: Российская империя гикнулась с кровопролитной Гражданской войной, и никакие охотнорядцы ее не спасли — да и не спасали. Во второй раз партийные бонзы от идеологии, немалая часть которых еще жива и, судя по Александру Андреевичу Проханову, очень неплохо себя чувствует, всей своей неистовой деятельностью по укреплению основ социалистического отечества и борьбе с инородцами, чужеродным влиянием, джазом, роком и жидомасонским заговором подготовили распад СССР так умело, как никакому ЦРУ и за сто лет бы сделать не удалось. Ну, бог троицу любит…

Хотя обидно третий раз за столетие терять хорошую страну. Никакая «болотная» или иная оппозиция не сможет создать столько обиженных, оскорбленных, открытых и скрытых противников власти и государства (что не одно и то же), сколько предложенная формула.

Кстати говоря, русский атеист или агностик, русский старообрядец, русский католик или буддист (а их, даже если забыть об атеистах и агностиках, которых в стране куда больше, чем принято считать, в некоторых районах побольше, чем православных, приверженцев РПЦ — причем кое-где в разы) не является русским? Что до «не имеющих иных этнических предпочтений»… Авторы концепции не в курсе, что у нас русские женятся и выходят замуж не только за русских? И если копнуть их самих, много интересного можно накопать для будущих проверок на чистоту расы? У Гитлера тоже, помнится, многие не хотели быть евреями, цыганами или чехами — а деваться было некуда, и все пошли туда, куда пошли. Вместе с теми, от кого полагали необходимым откреститься: в концлагеря и крематории. И вот как раз их особенно и не жалко.

Так вот, не надо заставлять людей выбирать между татарским или эстонским дедушкой, польской или еврейской бабушкой, украинской или чувашской тетей и армянским или узбекским дядей. Большой сволочью надо быть, чтобы этого не понимать. И еще большей, чтобы понимать, но на голубом глазу настаивать на предлагаемой формуле.

При этом содержащиеся в предложенной вниманию публики формуле опции «русский — это человек, считающий себя русским», «говорящий и думающий на русском языке» и «ощущающий солидарность с судьбой русского народа» — конструктивные постулаты, с которыми можно только согласиться. Страну они укрепляют, население сплачивают, никого не оскорбляют и не навязывают идиотский выбор, придуманный идиотами для идиотов. И автор с ними вполне согласен. Поскольку только на такой основе из племени возникает народ, а из народа нация, которая в состоянии построить такую страну, как Российская империя, СССР и Россия. Все прочее ведет к деградации — причем быстрой и неизбежной. Сербы при Милошевиче на такого рода вещь клюнули — что там от Югославии осталось? И какой ценой она разделялась? Или «соборники» полагают, что они в случае успеха удержат Якутию? Поволжье? Дальний Восток и Сибирь? Урал и Северный Кавказ? Не говоря уже о столицах. Ну может, что-то где-то на чертовых куличках они под свое православно-племенное и открыжат. Вот только рады ли будут такому результату?

Так что частично-то формула верна. Только съесть ее предлагают целиком. Такое вот странное варево: наваристый борщ с парой ложек дегтя. И ведь не придерешься: борща больше. И намерения, повторим, добрые. Мозгов в головах там нету — сплошная кость. Знаний нет насчет того, как мир устроен. О стране и не говорим. Непробиваемый апломб и стремление потянуть одеяло (или рясу с армяком и зипуном) на себя и выйти во властители дум и большие боссы. Прости, Господи, неразумных сих и вразуми их ради их же детей — хоть посильным увещеванием, хоть громом с молнией, хоть по лбу чем придется — потверже.

А что вы вкладываете в понятие «русский»? Русский это кто?

— С цивилизационной точки зрения — то же самое, что римлянин (древний), американец, китаец или британец. Народ, ставший нацией и создавший империю и, что важно, цивилизацию (евразийскую по форме и по существу). Таких народов на планете очень мало — на пальцах одной руки можно сосчитать. Здесь важны в первую очередь язык и история. Религия (православие) до определенного исторического порога играет важную роль, которая затем уменьшается (и не со времен СССР и воинствующего атеизма, а с эпохи раскола и тем более реформ Петра), а после, с точки зрения ее центральной роли в формировании цивилизационной общности народа, практически сходит на нет. Тем более что православных и во вспомогательных частях вермахта, и на современной Украине среди военных и наемников, атакующих Новороссию, более чем достаточно. Как их, впрочем, более чем достаточно было в армии Саакашвили.

— Вы считаете себя русским?

— С культурно-цивилизационной точки зрения — безусловно. С этнической — я русский еврей. Не просто еврей, а именно русский еврей. Что сильно отличает меня от еврея бухарского, горского, грузинского или тем более марокканского, американского или немецкого. Притом что общие предки с американским и немецким евреем у нас вполне могут быть — но именно предки и не более того.

Являются ли русские государствообразующим народом России?

— Да, разумеется, исторически это так. Русские при этом связали всех прочих жителей России между собой, как вода скрепляет в бетон цемент, песок и гравий, изначально ничем не соединенные. Выпарить из бетона воду теоретически возможно — вот только здания не будет и быть не может: останется куча обломков в большой луже. И кому от этого будет хорошо? Русские связали воедино финно-угров, тюрок, народы Кавказа, Сибири и Дальнего Востока (в первую очередь корейцев и северных китайцев), евреев, немцев и прочих западноевропейцев, а также славян всех мыслимых типов, от поляков до украинцев и белорусов, которые составили единый народ единой страны, в которой мы пока еще живем.

 

 

Валерий Федоров, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения.

— Мы наблюдаем два вектора в процессе поиска национальной идентичности. Один инициировало государство, лично президент, еще на Валдайском форуме в прошлом году. Второй образовался стихийно: на волне украинских событий «русская тема» сама собой пошла в народ и появился запрос на ее трактовку. То есть мы видим процессы сверху и снизу. Достаточно ли этого, чтобы организовать общенациональный дискурс о поиске национальной идентичности?

— Война — это такое время и место, когда вопрос, кто свой, а кто чужой, решается очень быстро и однозначно. Гибридная война в Донбассе, информационная война между Россией и Украиной, конфликт между Россией и Западом — ровно те обстоятельства, которые пробудили к жизни нашу национальную идентичность, активировали заложенное в нас нравственное чувство и представление о должном и недолжном поведении. Мы все сегодня отлично чувствуем, кто свой, а кто чужой. Дело интеллектуалов — сформулировать и закрепить это интуитивное ощущение, превратить его в понимание, в чеканную формулу «российскости» и «русскости». И это должна быть формула инклюзивная, включающая в русский мир, а не исключающая из него представителей других национальностей, религий, цвета кожи, происхождения, взглядов и убеждений. Нам нужна своеобразная «гражданская религия», которая позволит не инкапсулироваться, отсоединяться, закрываться от большого мира, а наоборот, идти в него, привлекать, культурно присоединять и, если хотите, соблазнять другие этнические, религиозные, культурные общности, предоставлять им больше возможностей жить и развиваться в нашем русском пространстве.

— Вообще, можно ли говорить, что тема актуальна для наших граждан? Есть мнение, что простых людей вопрос самоопределения не заботит, а вот попытки навязать обсуждение места «русскости» в нашем государстве приведет к межнациональным конфликтам и усилит и без того набирающие силу ультранационалистические настроения.

— Около 87 процентов наших респондентов обычно называют себя русскими. Лишь незначительная их часть считает Российскую Федерацию местом, где права русских ущемляются, так что тема повышения статуса русских в нашей стране особой популярностью не пользуется. Более того, националистические лозунги и националистические движения в 2014 году потеряли значительную часть своей привлекательности из-за звериного оскала украинского национализма, который проявился и в кровавых провокациях Евромайдана, и в террористической войне государства против собственного народа в Донбассе. Все, что связано с национализмом, в том числе русским, в подобном контексте наших соотечественников скорее отпугивает, чем привлекает. В связи с этим наиболее перспективным представляется дальнейшее движение по пути формирования российской гражданской нации в рамках той концепции, которая была одобрена президентом Медведевым в 2011 году.

— Буквально за полгода в общественном сознании появилась летучая формулировка «русский мир», за который уже сражаются чеченцы или условные украинцы. Это некая удобная оболочка в отсутствие более глубинных, не нащупанных смыслов национальной идентичности?

— Понятие «русский мир» разрабатывалось отечественными интеллектуалами как минимум с середины 1990-х, постепенно пробивая себе дорогу на страницы газет и в дискурс официальных органов власти. И небезрезультатно. В 2007 году президент Путин учредил фонд «Русский мир» для поддержки русского языка и культуры за пределами нынешних границ РФ. В 2014-м понятие «русский мир» приобрело широкую известность в связи с темой Крыма, а потом и войны в Донбассе.

Содержание этого термина остается весьма противоречивым как для нашего образованного и политического класса, так и для общества в целом. Можно лишь сказать, что русский мир — это те люди, территории и страны, которые по каким-то причинам не воспринимаются нами как совсем уж далекие и чужие. И главные связующие нас узы — это язык, культура и общее прошлое.

Цифры наших опросов говорят, что проблемы русскоязычных жителей других стран россияне принимают весьма близко к сердцу. Но есть и ограничения — финансовые и военные. Во-первых, мало кто готов согласиться с тем, что государство будет обильно финансировать проекты, связанные с русским миром, за счет сокращения ассигнований на социальные программы, адресованные самим россиянам. Во-вторых, лишь незначительная часть наших сограждан хочет, чтобы Российская Федерация вступала в военные действия с другими государствами, пусть даже ради защиты русского мира.

 

 

Максим Шевченко, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ.

— Есть чеканная формула Виктора Аксючица «Русский — тот, кто говорит по-русски, думает по-русски и считает себя русским». Достаточно широкая и всеобъемлющая. Как вам кажется, зачем необходимо искать более узкие формулировки?

— Формулировка Всемирного собора более точная, чем формулировка очень уважаемого мной Виктора Аксючица. Но и Всемирному собору стоит говорить не о православии как о доктрине одной господствующей церкви, а о православном сознании, из которого вытекает русское самосознание.

Сужение до одной доктрины, одной церкви и конфессиональных рамок сужает русских. Потому что есть еще русские баптисты, русские католики, есть русские социалисты, в конце концов, которые совершенно не были православными. Но и они вышли из православия, отрицая его. А огромная масса советских людей, которые не были крещены? Они, что, получается, тоже не русские? Конечно русские! То есть я бы говорил шире. О христианстве, а не только о православии. Тогда сюда попадает и толстовство, оппонирующее официальной церкви, но черпающее истоки для своей полемики в русском народном христианском творчестве.

— Вы прекрасно разбираетесь в культуре и традициях исламского мира, кавказских народов России. Как, на ваш взгляд, эти национальные меньшинства воспринимают процесс поиска национальной идентичности?

— Российская Федерация — это один проект, а Россия — это другой проект, и она является только частью Российской Федерации. Российская Федерация — это политический проект демократической империи. Он больше, чем русский проект, который является фундаментальным зерном политического проекта, включающего в себя людей других этносов, национальностей и цивилизаций. Скрепляет федерацию договор, а не подавление и не ассимиляция русскими других народов. Так не будет и не получится. Другие народы будут сопротивляться этому до последней капли крови.

Допустим, чеченцы. Они не русские и не считают себя частью русского мира совершенно. Да, они считают себя частью этого мира в контексте языка, в контексте диалога с русской философией и культурой, в контексте каких-то наших общих ценностей. Но в целом эти народы другой цивилизации. А в русском народе они видят партнера, товарища, коллегу. И когда большие начальники других национальностей, те же кавказцы, говорят «мы русские», это звучит смешно. Но они в данном случае (тут надо понимать тонкости языка) подразумевают другое. Они говорят о том, что являются российскими гражданами, патриотами Российской Федерации и служат российскому государству. При этом, безусловно, они являются чеченцами, ингушами, аварцами, татарами и так далее. То есть они русские в политическом смысле. Для многих эти понятия сливаются.

— Считается, что интересы русских на протяжении минувшего столетия и по сей день были никем не защищены, не представлены. Производным от поиска национальной идентичности становится вопрос о признании русских государствообразующим народом России, как того требуют зафиксировать даже в Конституции. А нужно ли это самим русским?

— Предложения закрепить этническое превосходство одного народа над другими в Конституции преступны и малопродуманны. Они антигосударственные по сути и сепаратистские по форме. А также антиимперские. Потому что выделение по признаку превосходства одного из народов приведет к разрушению и распаду Российской Федерации и к гражданской войне по этническому признаку. Такие предложения выдвигают либо слепые, либо невероятно подлые люди.

Более того, я вас уверяю, что в так называемом этнически русском государстве русские опять окажутся внизу. А от их имени будут говорить разного рода политтехнологи, финансисты и бизнесмены, совершенно не русские по происхождению и имеющие вторые паспорта в карманах. Это путь, по которому пошла Украина, где правящая элита совсем не украинская. На Украине сегодня правят люди разных других национальностей. А украинцы как бараны рыдают толпой на майданах, убивают своих братьев в Донбассе и считают, что это украинское национальное государство.


Читать все комментарии

ТАСС

Не договорились

Визит Барака Обамы в Королевство Саудовская Аравия (четвертый за время его президентства) прошел крайне непросто. Проблемы начались еще у трапа самолета: американского президента встречал всего лишь губернатор Эр-Рияда, хотя прибывших до него глав стран Залива приветствовал лично король. Апогеем обострения двусторонних отношений стал, конечно, нынешний скандал с секретной частью доклада о событиях 11 сентября

«Мираторг» с заднего входа

532 фотографии, 167 видеозаписей и 216 аудиофайлов диктофона — столько информации собрал спецкор «Эксперта», чтобы ответить на вопрос, в чем причина и каковы последствия повсеместного доминирования продукции «Мираторга» на полках российских магазинов

«Уравновешенный человек с интересом занимается всем»

Ученица знаменитой московской Второй школы стала лучшей в индивидуальном рейтинге V Европейской математической олимпиады для девушек. С директором школы Владимиром Овчинниковым мы беседуем о базовых принципах создания отличной школы