Снова опять

Тема недели
«Эксперт» №51 (928) 15 декабря 2014
Снова опять

Происходящее сегодня на валютном рынке часто сравнивают с событиями 1998 и 2008 годов. Однако для иллюстрации масштаба угроз хотелось бы использовать несколько иной пример. Во-первых, потому, что события разворачиваются не только на российском валютном рынке (по отношению к доллару падает большинство валют); во-вторых, российские примеры невольно расхолаживают (дескать, те кризисы пережили — и этот переживем), хотя поводов для благодушия немного. В общем, более показательной представляется история укрепления доллара в 1980-х годах.

Первый урок, который можно извлечь из этой истории: колебания валютных курсов могут нанести огромный ущерб даже самым развитым экономикам. Так, соглашение группы развитых стран в отеле «Плаза» в 1985 году — о совместных действиях по снижению курса доллара против иены, марки, фунта и франка — вызвало значительное переукрепление японской иены, спровоцировало рост фондового и земельного пузырей и в итоге ввергло страну в многолетнюю стагнацию, полностью оправиться от которой Япония не смогла до сих пор. И если из-за манипуляций валютными курсами нечто подобное произошло с финансовым и промышленным лидером мира тех лет, то легко представить, что менее зрелой, экспортнозависимой стране подобные эксперименты могут обойтись никак не дешевле.

Второй урок относится к чуть более раннему времени — к периоду начала роста курса доллара в начале 1980-х. Тогда ФРС подняла процентные ставки, что спровоцировало приток капитала в США со всего света. Итогом стало не только укрепление доллара, но и целая череда суверенных долговых кризисов — занимали в дешевой валюте, а отдавать приходилось в дорогой, плюс резко сократился доступ к новым кредитам (деньги ушли в американские бумаги, процентные ставки выросли), плюс упали номинированные в долларах цены на экспортируемое развивающимися странами сырье. В общем, причины долгового кризиса 1980-х весьма напоминают происходящее сегодня на мировых финансовых рынках. Повторится ли буквально этот сценарий сегодня и, главное, насколько серьезно затронет он Россию, судить пока рано. Однако очевидно, что ситуация весьма тревожная, и потому проводить финансовую политику, руководствуясь довольно абстрактными приоритетами вроде «борьба с инфляцией» или «свобода движения капитала», несколько странно. Кажется, что эти цели все же являются сугубо прикладными и жертвовать ради них как минимум годами экономического развития (достигнутыми результатами и ухудшением перспектив), наверное, не стоит.

Зато самое время задаться вопросом: как мы дошли до жизни такой? О том, что ни полноценное экономическое развитие, ни более или менее суверенная внешняя политика невозможны без мощной национальной финансовой системы, в последние десять лет (как раз примерно с момента создания Стабилизационного фонда) сказано было немало. Однако сторонники неолиберальных рецептов, которые контролировали и продолжают контролировать органы финансовой власти, неизменно отстаивали политику, предполагавшую, например, что в высоких процентных