Девять вокзалов

На улице Правды
Москва, 22.12.2014
«Эксперт» №1 (929)

Иллюстрация: Эксперт

В середине декабря внимание публики было всецело приковано к событиям на валютном рынке. Привыкшие к покою граждане полагали, что уже им не видать таких сражений — но вот увидали. Естественно, за прочими приметами времени наблюдать было недосуг. Тем более за приметами скорее символическими, нежели режущими по живому здесь и сейчас.

Но если все-таки наблюдать, то кроме валютных треволнений было еще и сообщение РЖД о введении с 14 декабря нового расписания дальних поездов, радикально число этих поездов сокращающего. Пассажирское подразделение (ФПК) РЖД известило, что оно отменяет поезда российского формирования в сообщении с Азербайджаном, Украиной, Казахстаном и Таджикистаном. Отечественные поезда остались только на 11 международных маршрутах, еще четыре поезда (все — белорусско-балтийского направления) могут быть назначены при увеличении пассажиропотока. Это на всю Россию от Ивангорода до Владивостока.

Чтобы картина не была совсем впечатляющей, укажем, впрочем, что ж.-д. сообщение с Киевом, Вильнюсом, Ригой, Таллином, Баку (а равно со среднеазиатскими столицами) пока сохраняется, но только поездами соответствующих национальных железнодорожных компаний. РЖД от этого дела самоустранилась. «Решение об отмене поездов обусловлено значительным сокращением объемов в международном сообщении, что приводит к неэффективному использованию подвижного состава и локомотивов», — говорится в сообщении.

Бывало, конечно, и более впечатляющее сокращение поездов вплоть до их полной отмены. 14 декабря 1941 г. из девяти московских вокзалов дальние поезда могли отправляться только с трех — Северного (Ярославского), Казанского и Павелецкого. Остальные направления были перерезаны немцем. В Ленинграде, впрочем, из тогдашних пяти вокзалов какая-то активность теплилась только на Финляндском, откуда ходила «кукушка» к западному берегу Ладожского озера — там начиналась Дорога жизни. На остальных путях рельсы покрывались ржавчиной — зримый признак большой беды.

Сравнение с 1941–1942 гг. чересчур уж резкое, но вот воспоминание из итальянской жизни осени 1991 г. — когда только что отгремели трубы и литавры про «Обнимитесь, миллионы!». Пограничный Триест был тем ж.-д. горлышком, через которое шло все пассажирское сообщение между Юго-Восточной и Западной Европой, в том числе международные экспрессы, включая самый знаменитый «Ориент-экспресс». К октябрю 1991 г. все это прекратилось, вокзал Trieste-centrale являл собой картину сильного запустения, ибо ходили только электрички до Венеции. На востоке разгоралась война славян, поезда встали. На вокзале было просторно, гулко и тоскливо.

Триестский вокзал был одним из первых проявлений парадокса новейшего времени. «Обнимитесь, миллионы!», точно так же как «Темницы рухнут, и свобода», предполагали — по крайней мере, таким было тогдашнее прекраснодушное мироощущение, — что полоски рельсов теперь безгранично растянутся, все флаги в гости будут к нам (а мы — к флагам), и поедешь на запад, поедешь на юг — везде тебя встретит товарищ и друг. Ож

У партнеров

    «Эксперт»
    №1 (929) 22 декабря 2014
    С новым счастьем
    Содержание:
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама