Как это могло случиться?

Культура / Театр Московский художественный театр имени Чехова (МХТ) поставил спектакль о Первой мировой войне
ОЛЕГ ЧЕРНОУС

1914-й — пока еще абсолютно узнаваемая дата. В названии спектакля, поставленном на малой сцене МХТ, эти цифры обыгрываются, превращаясь в 19.14 — время отправления немецкого и французского поездов, на которых вчерашние обыватели едут убивать друг друга. Александр Молочников, для которого «19.14» — дебютная постановка, попытался собственными режиссерскими и драматургическими силами (с помощью Александра Архипова и Всеволода Бенигсена) прорваться сквозь столетние напластования и с театральными выразительными средствами восстановить реалии тех лет.

Тема Первой мировой — если и не белое, то уж точно малозакрашенное пятно в драматургии (как, впрочем, и в других родах отечественного искусства). Война эта до сих пор пребывала в тени последовавших за ней не менее трагических октябрьских событий 1917-го, на осмысление которых и были на протяжении многих лет брошены основные творческие силы русского театра. Надо отдать должное Александру Молочникову: он не побоялся отправиться в нехоженый путь.

Скорее всего, в избранную режиссером гротесковую манеру не вписался сюжет, построенный на российских реалиях, и он решил поставить спектакль о французах и немцах. Получилось что-то вроде трагической версии «Похождений бравого солдата Швейка». Жанр спектакля заявлен как кабаре, а значит, в нем должны быть песни и шутки. И они там есть. Есть и конферансье, своими манерами напоминающий современного телеведущего, словно злая пародия. Небольшие сценки из жизни французского и немецкого семейств перемежаются бурным конферансом и тематическими песнями, поочередно исполняемыми каждым из персонажей. Ведущий в ярко-красном костюме почти не покидает сцену, не утруждая себя переодеваниями, что подчеркивает условность театрального действия.

Молочников пытается разобраться и в буквальном смысле на пальцах объяснить зрителям последовательность событий Первой мировой, а заодно ответить на вопрос, который другой режиссер по другому поводу сформулировал следующим образом: как это могло случиться? Но ответа нет. Есть только злой рок, который втягивает одного персонажа за другим в убийственную цепь событий. Александр Молочников сконцентрирован на том, чтобы понять, как человек, еще вчера не думавший ни о чем ином, кроме своей возлюбленной, или жены, или своего непременно радужного будущего, разом все перечеркивает и превращается в человека, которому приходится убивать. По версии режиссера «19.14», такая трансформация не навсегда: в какой-то момент человек с ружьем все-таки способен вернуться в прошлое, где нет этой всепоглощающей розни, и тогда все сразу становится на свои места и воинственная Германия тут же возвращает себе статус родины Вагнера, Баха и Гете.

Но если маховик войны запущен, то он не остановится, пока не прольются реки крови. Те, кто оказался не вовлечен в принесение жертвы богам войны, могут продолжать сидеть за столом, аристократически выпрямляя спину и управляясь с едой посредством ножа и вилки. А у того, кто «попал в переплет», не остается выбора: он превращается в ж


spam@petrov.vodka