Пересадка в воздухе

Русский бизнес
АВИАСТРОЕНИЕ
«Эксперт» №5 (931) 26 января 2015
Михаил Погосян ушел с поста президента ОАК и теперь займет должность генерального конструктора. Новым руководителем корпорации стал Юрий Слюсарь, которому поставлена задача по максимуму использовать отечественных поставщиков
Пересадка в воздухе

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин и глава Минпромторга Денис Мантуров представили топ-менеджерам Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) их нового президента — Юрия Слюсаря. На этом посту он сменил Михаила Погосяна, который под давлением сразу нескольких групп влияния, определяющих расстановку сил едва ли не во всех сферах российского ВПК, принял решение досрочно — за год до истечения контракта — уйти в отставку. Тем не менее в самое ближайшее время он будет назначен генеральным конструктором ОАК. Этой должности никогда не существовало — она будет создана специально для Михаила Погосяна. «Решение об усилении и разделении должностей генерального директора и генерального конструктора принято в связи с тем, что ОАК сегодня просто перегружена по тематикам как в боевой, транспортной, военно-транспортной, так и в гражданской авиации», — подчеркнул Мантуров. При этом министр отметил, что «совмещать оба таланта — управленца и генерального конструктора в свое время мог лишь легендарный Туполев». Но только ли в этом главная причина кадровых перестановок в ОАК?

Так было надо

Не секрет, что на посту президента корпорации Погосян никогда не вступал в открытые конфликты, но при этом был крайне самостоятельной фигурой. Подчиняясь напрямую главе администрации президента Сергею Иванову и лично Владимиру Путину, он довольно умело отстаивал интересы ОАК и почти всегда добивался поставленных руководством страны целей.

Начав работать в 1979 году в ОКБ Сухого простым инженером, через двадцать лет Погосян стал гендиректором этой фирмы. И начал убеждать власти в необходимости создания нового истребителя пятого поколения (ПАК ФА) и даже сам стал финансировать его разработку за счет средств, вырученных от продажи наших боевых самолетов в Китай и Индию, что в то время казалось настоящим безумием. Более того, точно так же, в отсутствие государственного финансирования, стартовал и проект по созданию нового регионального самолета, который позже получил название Superjet 100. «Я ему говорю: Миша, зачем тебе все это надо? Живи, как все», — вспоминал в начале 2000-х один из высокопоставленных руководителей нашего авиапрома. Действительно, решение начать разработку регионального лайнера далось крайне тяжело, так как фирма Сухого гражданской продукции никогда не выпускала. «У нас было предложение от Embraer собирать их самолеты в России, что позволяло получать около миллиона долларов с каждой машины. Но этот путь вел в тупик, он не позволял развивать конструкторскую школу, да и вообще промышленность, и поэтому мы отказались», — вспоминал несколько лет назад теперь уже бывший глава ОАК. Сделав в итоге ставку на разработку собственного пассажирского самолета, Погосян не только реанимировал умиравшую конструкторскую школу гражданского авиастроения, но и доказал, что Россия способна успешно реализовать в авиапроме крупный международный проект и создать высококлассный продукт мирового уровня, превосходящий по эффективности аналоги, в том числе тот же Embraer 190. Таким образ