Федеральный бюджет закончил год с минимальным дефицитом

Индикаторы
ДЕЛОВАЯ КОНЪЮКТУРА
«Эксперт» №7 (933) 9 февраля 2015

Несмотря на резкое торможеpние экономического роста и сжатие внешнеэкономических операций, ситуация в бюджетpной сфере, по крайней мере на «верхнем этаже бюджетной сиpстемы», то есть в федеральном бюджете, пока остается устойpчивой. Сильная девальвация рубля привела к курсовой переоценке валютных и приpвязанных к валютному курсу доходов бюджета. Согласно деpкабрьским оценкам Минфина, позитивный итог девальвации рубля для бюджета составил порядка 1 трлн рублей. По результатам 2014 года общий объем и доходов, и расходов федерального бюджета вырос по отношению к 2013-му на 0,9 процентного пункта. ВВП — до 20,4 и 20,9% соответственно, а дефицит остался на отметке 0,5% ВВП (328 млрд рублей). Столь незначительный размер дефицита бюджета оставляет существенный простор для антикризисного фискального стимула. Дефицит в размере 2–3% ВВП может быть сравpнительно безболезненно проpфинансирован на внутреннем рынке заимствований.

В 2014 году Банк России акpтивно использовал процентpный рычаг для управления ситуацией на денежном (руpблевом) и валютном рынках, а также для контроля за инфляpционными ожиданиями. Всего в прошлом году ЦБ шесть раз поднимал ключевую ставку, в общей сложности она была повышена на 11,5 п. п., с 5,5 до 17% годовых. В конце января ставка была символически снижена (до 15%). Вплоть до октября повышения ставки в целом следовали за траекториpей индекса потребительских цен (в метрике «к соответpствующему месяцу прошлого года»), в ноябре и декабре реpгулятор был вынужден приpбегнуть к шоковому подъему ключевой ставки до уровней, существенно превышавших текущие уровни инфляции (по крайней мере в их традиционpной погодовой оценке), с цеpлью стабилизации вышедшей из-под контроля ЦБ ситуации на валютном рынке. По итоpгам января официальный инpдикатор инфляции в точности совпал с текущим значением ключевой ставки.

В целом пока следует приpзнать невысокую эффективpность процентного канала реpгулирования инфляционных ожиданий как ключевого (в теории) для политики таргеpтирования инфляции. Более того, рост ключевой ставки с минимальным лагом транслиpруется в рост рыночных проpцентных ставок по кредитам и депозитам, что является самоpстоятельным проинфляционpным фактором.

В декабре 2014 года число безработных, согласно критеpриям Международной оргаpнизации труда, оценивалось Росстатом в 4 млн человек, или 5,3% экономически активного населения (ЭАН). С поправкой на сезонность уровень безрабоpтицы сохраняется на стабильpном уровне 5,1–5,2% ЭАН уже около года. Замедление темпов экономического роста пока приводит к росту скрытой безpработицы (неполная рабочая неделя, вынужденные отпуpска), а также к высвобождению импортируемой рабочей силы, не фиксируемому Росстатом.

2014 год ознаменовался очередным раундом ужестоpчения денежной политики: где-то с мая темпы роста деpнежной массы оказывались ниже динамики товарных цен. В результате уровень монетиpзации (отношение денежной массы к ВВП) в прошлом году приостановил рост на отметке около 44%.

Согласно предварит