Любимый инструмент Силуанова

Повестка дня
«Эксперт» №8 (934) 16 февраля 2015
Любимый инструмент Силуанова

Министр финансов РФ Антон Силуанов предупредил, что в 2015 году расходы федерального бюджета потребуется дополнительно сократить на 600 млрд рублей, иначе не выйти на пятипроцентное сокращение бюджетных расходов бюджета в реальном выражении. Все дело в падении цен на нефть и, соответственно, падении поступлений от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ): в феврале Минфин ожидает резкого сокращения доходов бюджета РФ. «НДПИ, который мы считаем по цене на нефть, сложившейся за предыдущий отчетный период, будет считаться по сниженным ценам. Поэтому в феврале получим существенное снижение доходов бюджета», — объяснил Силуанов.

Поскольку антикризисный план уже предполагает урезание госрасходов на 10%, или на 900 млрд рублей, то в общей сложности они будут урезаны на 1,5 трлн рублей, то есть на 17,5% всех расходов, или на 2,1% ВВП. Это очень значительное сокращение: достаточно вспомнить, что в свое время ЕС требовал от Греции сократить расходы бюджета на 1–1,5% ВВП. При этом у Греции госдолг доходил до 160% ВВП, а дефицит в отдельные годы превышал 12% ВВП. У России госдолг составляет около 12% ВВП, и по итогам 2014 года отмечается профицит (!) бюджета 1,9%.

Неужели у министра Силуанова действительно есть основания вновь браться за ножницы? Если цены на нефть в 2015 году будут колебаться возле отметки 50 долларов за баррель, то, по подсчетам Минэкономразвития, федеральный бюджет недосчитается 2,2 трлн рублей нефтегазовых доходов, а всего бюджетный дефицит составит 3,8% ВВП. Но стоят ли эти потери (которых может и не произойти!) отказа от новых инвестиционных проектов? И сокращения вполовину финансирования ряда старых инвестпроектов?

Основы экономической теории, которые изучают все первокурсники финансовых вузов, гласят: чем выше бюджетные расходы, тем выше спрос и тем больше ВВП. Соответственно, сокращение, да еще такое резкое, бюджетных расходов, сокращение вложений в инвестпроекты, которые как раз должны тянуть за собой экономику, давать рабочие места, заказы производственному сектору, заработок населению, — все это обернется не чем иным, как снижением ВВП страны. Почему, имея все рычаги для развития экономики и планомерного наращивания ненефтегазовых доходов бюджета, Минфин снова и снова режет по живому, подгоняя бюджет под нефтегазовые поступления, — загадка. Стандартное определение стагфляции — спад производства и рост цен — мы все скоро сможем вывести из собственного опыта.