О суете вокруг бюджета

Разное Внезапный всплеск начальственного интереса к вопросу о том, кому и как урезать пенсии, производит очень странное впечатление. С одной-то стороны, всё правильно: начальство воспринимает всю вообще экономическую проблематику прежде всего, а то и исключительно с точки зрения госбюджета, для которого дотирование ПФР есть и впрямь тяжёлая нагрузка
Фото: Эксперт

Но ведь, с другой стороны, на всё должна быть манера. Что дела в экономике нехороши, а потому пояса так или иначе придётся затягивать, никому особенно объяснять не надо — народ уже и сам понял. Решать пенсионную проблему стратегически сегодня, когда никто толком не понимает, что случится послезавтра, явно не лучшее время. А тактической задачи сейчас, боюсь, просто нет. На вновь набранном уровне инфляции тихое шевеление сроками и параметрами индексаций есть куда более мощное орудие обуздания дефицита ПФР, чем даже поголовное лишение пенсий всех работающих пенсионеров — и всех балерин с воздушными гимнастами. Зачем же тогда дополнительно злить народ, показательно обижая никак не худшие и уж точно не самые процветающие его части: и у вас мы кусок заберём, и у вас! — понять нелегко.

Самая громкая новелла — приостановка выплаты пенсий работающим пенсионерам, годовой доход которых превысит миллион, — одновременно и самая дикая. Тем не менее она почти наверняка будет принята: инициативу Минтруда успели поддержать Минфин, МЭР и Федеральное собрание. Непонятно, что тут можно поддерживать. Затея дурна по самому своему смыслу: это милостыню можно то давать, то не давать; заработанная человеком пенсия принадлежит не правительству, а самому человеку, где бы он ни жил — хоть в Китае, как многие и делают, — чем бы ни занимался и сколько бы поверх пенсии ни зарабатывал. Даже если отнять уже выдаваемую пенсию юридически чисто, по сути это не перестанет быть грабежом. (Когда несколько месяцев назад киевские власти перестали выплачивать пенсии в Донбассе, чуть не все медиа России киевским властям именно это доходчиво объясняли; те, правда, тоже не слушали.) Затея дурна по соотношению затрат и результата: нам говорят, что она затронет, по оценкам Минтруда, 220 тысяч человек. Значит, возможная экономия составит от силы десятка три миллиардов — менее полупроцента бюджета ПФР. Но за эти полпроцента мало того, что пенсионным чиновникам сильно прибавится работы (это бы ладно), так заставят увеличить расходы и бизнес: Минтруда разработает законопроект, «предусматривающий переход работодателей на ежемесячную отчетность вместо ежеквартальной». Зачем? Чтобы оперативнее — на следующий же месяц после превышения зарвавшимся пенсионером лимита — приостанавливать пенсию. Но дурнее всего — неспровоцированная обида ни в чём не провинившимся людям. Миллион в год — 83 тысячи в месяц — не такая роскошь, чтобы давала начальству право отнимать якобы лишнюю пенсию. Да и остаются эти люди на работе не только же ради собственного интереса — они ведь нужны. У меня, например, друг работает в некой лаборатории, по уши заваленной нарастающим потоком оборонного заказа; так там сотрудников младше шестидесяти почти и нет. Кто-то из пожилых учёных и после обсуждаемого милого жеста останется, а кто-то плюнет и уйдёт — стоят того расчётные полпроцента? А кто щит Родины ковать будет?

Особо трогательно, что и эта плюшкинская экономия, и это представление о 83 тысячах в месяц как о сумме, оправдывающей