Несладкая жизнь

Книги
Москва, 28.02.2015
«Эксперт» №10 (936)
Герой книги, которого тоже зовут Саша Филипенко, — профессиональный гэгмен, придумыватель шуток-прибауток для телешоу, корпоративов и частных вечеринок (причем именно они, а не телешоу, составляют его кормовую базу) — включая, скажем, десятилетие львицы, содержащейся в подмосковном особняке. То есть представитель того самого «цеха задорного», из-за которого многие здравомыслящие люди отказываются от телевизора.

Само по себе это ни хорошо и не плохо. Писатель, как известно, волен выбирать любой предмет для своей книги. Достоевский писал о каторжанах. Агеев — о кокаинистах. Но представьте себе, если бы Достоевский писал на фене своего времени, а Агеев — под кокаином. Даже Эдуард Лимонов все-таки уже сам не совсем Эдичка. А Саша Филипенко — автор ничем не отличим от Саши Филипенко — героя. Тот же цинизм. Те же трипы (подаваемые как данность). Тот же развязный кураж и та же незатейливость сюжетных пружин, как в гэге.

Ключ — почти в середине книги, когда появляется персонаж, про которого Саша говорит: «Гёба — мой Морковнин. Я, соответственно, его Татарский». Итак, Саша Филипенко не скрывает, что вылез из-под пелевинских темных очков. Отсюда и цинизм, и трипы. Даже структура книги — повесть, к которой прицеплены четыре рассказа, — отсылает к пелевинскому сборнику «ДПП (НН)». Но у Филипенко нет ни темной пелевинской метафизики, ни колючего остроумия. Зато есть сентиментальность, доходящая до слезливости, и ружье, подвешенное в самом начале настолько нарочито, что ждешь не дождешься, когда же оно наконец выстрелит.

Можно не сомневаться, что небольшая книжечка найдет своего (по)читателя — как нашла ее книжка Робски, по которой провинциальные девушки учились правильным брендам и местам тусовки. Ведь для кого-то именно то, что в ней описано, — это верх столичной сладкой жизни. Но от автора, чья дебютная книга принесла ему «Русскую премию», ждешь большего.

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (936) 2 марта 2015
    Чужая матрица
    Содержание:
    Условно уценили

    Агентство Moody’s переоценивает политические риски как фактор внешней платежеспособности России. В любом случае его решение снизить рейтинг РФ до «мусорного» уровня не имеет никаких практических следствий до тех пор, пока страна остается отрезанной от западных финансовых рынков

    Тема недели
    Коротко
    Международный бизнес
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама