Долгий путь к своим

Русский бизнес
Москва, 14.03.2015
«Эксперт» №12 (938)
Санкции заставили нефтяников договариваться с российскими производителями нефтегазового оборудования. Их сотрудничество будет успешным при условии лояльности нефтяных клерков российскому производителю и готовности нефтегазовых компаний финансировать научные разработки

Сегодня с уверенностью можно сказать: если где и началось интенсивное импортозамещение, так это в нефтегазовом секторе, который санкции подкосили больше всего. Нефтяникам попросту некуда деваться: вместо американских и европейских они нехотя начали покупать российские запчасти и оборудование, и у этого сотрудничества, судя по всему, есть перспективы. Во всяком случае, на Национальном нефтегазовом форуме, состоявшемся на прошлой неделе, участники рынка были единодушны в том, что итоги первого этапа импортозамещения превзошли все не слишком оптимистичные ожидания. Однако без болезни роста все равно не обойдется.

Когда нефтяникам нечем крыть

Запретив с лета прошлого года поставки оборудования для шельфовых, глубоководных и трудноизвлекаемых месторождений, страны Евросоюза, США и Канады ударили в самое сердце российской экономики. Нефтегаз — это треть ВВП, две трети экспорта и половина бюджета страны. За последние пятнадцать лет мы прочно попались на крючок западных технологий нефтегазодобычи, поэтому плохие новости не заставили себя ждать. В сентябре ExonMobill объявила о прекращении девяти из десяти проектов с «Роснефтью» по освоению сланцевых месторождений в Западной Сибири. Прекратились разведка и бурение в Карском море, скважины в котором — символ нашего единоличного присутствия в Арктике. Под вопросом оказалась разработка «Газпромом» глубоководного Южно-Киринского месторождения. Наконец, французская Total прекратила разрабатывать совместно с «ЛУКойлом» трудноизвлекаемые запасы (ТрИЗ) на Баженовской свите в Западной Сибири. Впрочем, эти компании пострадали меньше «Роснефти» и «Газпром нефти», которые по некоторым проектам оказались на 90% упакованы импортным оборудованием. И когда ведущие нефтесервисные компании мира (Shlumberger, Halliburton, NOV) прекратили поставки запчастей для буровых на «трудных» месторождениях, российским нефтяным госкомпаниям стало нечем крыть.

«Нефтегазовые компании оказались заложниками стереотипа, что все самое лучшее — это из США и Европы, — пояснил “Эксперту” президент Союза нефтегазопромышленников России Александр Романихин. — К примеру, единственная сейчас работающая платформа в Арктике, “Приразломная”, хотя и размещена на российской платформе и обслуживается российскими компаниями, но на девяносто процентов состоит из импортного оборудования. Когда NOV перестала поставлять запчасти, “Газпром флот” завертелся как уж на сковородке и стал срочно искать замену в Китае, а потом уже в России».

По данным Центра международной торговли, с лета прошлого года поставки нефтегазового оборудования из стран, которые ввели санкции, снизились на 10%, в то время как поставки из Китая и Кореи на те же 10% выросли — российским компаниям теперь придется делить с ними рынок емкостью 5 млрд долларов (столько закупают в год российские нефтяные компании). Добавьте к этому 2,5 трлн рублей ежегодных инвестиций в нефтегазовую отрасль России — вот потенциальные возможности для наших промышленников, надо только суметь их использовать.

Заказчи

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (938) 16 марта 2015
    СВОБОДНЫЙ ПОРТ ВЛАДИВОСТОК
    Содержание:
    Перед закрытыми воротами

    Политические риски в отношениях России и стран ЕС оказались достаточно масштабными и сказываются на возможностях инвестиций даже далеких от Кремля российских компаний

    Повестка дня
    Коротко
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Культура
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама