Реальная зарплата в России стремительно снижается

Повестка дня
Москва, 27.04.2015
«Эксперт» №18-19 (944)
«По нашим предположениям, рецессия продлится три квартала, и в конце текущего года у нас начнется экономическое оживление, которое перерастет с 2016 года в компенсационный рост. По разным параметрам сценарных расчетов — по одним в 2017 году, по другим в 2018-м — мы выйдем на докризисный уровень», — таков прогноз Министерства экономического развития (МЭР) по состоянию на 23 апреля 2015 года

Руслан Шамуков/ТАСС

Вряд ли его можно счесть «положительной» словесной интервенцией. Во-первых, очень надоело заниматься компенсационным ростом. Вновь имея среднюю заработную плату в стране на уровне 500 долларов в месяц, видеть целью компенсационный рост можно, лишь «будучи страшно далеко от народа». Во-вторых, никаких содержательных обоснований разворота от рецессии к оживлению МЭР не представил, и на чем основывается его, конечно же, умеренный оптимизм, непонятно.

Нынешняя ситуация в экономике все еще очень тяжела. Более того, многие предприниматели полагают, что мы еще столкнемся с новой волной ухудшения (осенний кризис) как реакцией на рост в структуре издержек доли расходов на обслуживание подорожавших кредитных ресурсов. По итогам марта индекс промышленного производства снизился на 15% в годовом измерении (график 1). Это был четвертый месяц отрицательных значений: с –1,4% в декабре через –7% в январе и –11,4% в феврале. Как мы видим, скорость падения пока что увеличивается. 15-процентное падение в марте, конечно, ниже 40-процентного, которое произошло на пике кризиса 2008-го, но цифра существенная.

Удручающе выглядит динамика инфляции. В январе и феврале темпы роста цен в годовом выражении составили 30% — уже давно забытые двузначные величины (график 2). В марте, как утверждают в МЭР, инфляция снизилась до 17% , но мы еще долго будем ощущать негативные последствия ценового скачка на внутреннем рынке.

Сжатие внутреннего рынка в условиях падения инвестиций становится главной проблемой. С момента пика середины прошлого года текущая реальная заработная плата российских граждан снизилась уже на 22%, почти на четверть (график 3). Выросла безработица. Сегодня она находится на локальном максимуме 5,8% и будет расти, причем существенно, если ее не будут сдерживать специальными усилиями. Мы подсчитали, как изменилась эластичность количества безработных по индексу роста промышленного производства в настоящий момент в сравнении с периодом 2000–2007 годов. Оказалось, что она выросла втрое. То есть в прошлое десятилетие на 1% падения промышленного производства приходилось увольнение примерно 50 тыс. работников, а сейчас на каждый процент падения приходится 150 тыс. уволенных. Очевидно, что так хозяйство реагирует на избыточно высокую стоимость трудовых ресурсов, которая не была обоснована реальным ростом промышленного капитала в предыдущие годы. Однако это же означает, что сегодня будущее экономики критично зависит от создания новых рабочих мест, а для этого нужна по-настоящему активная денежная и налоговая политика, стимулирующая их создание. Но об этом в прогнозе МЭР ни слова. А ведь так хочется услышать прогноз, напрямую связанный с действиями властей внутри страны, а не привычно опирающийся на прогноз цен на нефть.

Исключительно драматичным выглядят данные о динамике экспорта и импорта России (график 4). Снижение обоих показателей еще раз указывает на то, что общий тонус нашей экономики впервые за всю историю российского рыночного развития столь критично (то есть пр

У партнеров

    «Эксперт»
    №18-19 (944) 27 апреля 2015
    На дне
    Содержание:
    Дорога над пропастью

    Жесткий потребительский пессимизм продолжает гнать российский авторынок вниз. Останавливаются автозаводы, уходят из страны производители, рушится бизнес у дилеров. Все ли так плохо? И когда продажи машин «нащупают дно»?

    Коротко
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Коротко
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама