Педагогический катехизис

Систему педагогических наук в России надо создавать заново. Это очень сложная, но разрешимая задача — если взяться за нее всерьез
Педагогический катехизис

Если реформа «большой» (РАН), медицинской (РАМН) и сельскохозяйственной (РАСХН) академий, слитых теперь воедино, еще продолжается, то реформа Российской академии образования (РАО) уже практически завершена. Вкратце существо преобразований таково:

— количество структур РАО и число сотрудников резко сокращены;

— сформированы шесть новых институтов (ранее было около 20 центров и институтов), отныне являющихся подразделениями Министерства образования;

— институт действительных членов и членов-корреспондентов сохранен (включая выплату гонораров), но реальных структур, подчиненных Президиуму РАО, по-видимому, не будет.

Таким образом, де-факто год 2015-й оказался последним более чем в семидесятилетней истории педагогической академии. Без собственных научных структур РАО становится бессмысленной организацией, единственная цель которой — сохранять руководящий Президиум и звания членов академии независимо от наличия или отсутствия реальных заслуг. Заслужила ли РАО столь бесславный финал? Для меня ответ на этот вопрос весьма непрост: в 1970 году я поступил в аспирантуру АПН СССР и затем либо работал непосредственно в академии, либо тесно был с ней связан; в 1992 году избран членом-корреспондентом, несколько лет являлся членом Президиума. Но в интересах истины я должен ответить: да, заслужила. Достаточно сказать, что за последние пятнадцать лет академия ни разу не высказалась ни по одному из принципиально важных вопросов бурной реформы образования: такие проблемы просто не включались в повестку общих собраний. Академия была неэффективна и нереформируема.

Масштаб проблем

После ряда событий прошлого года Россия оказалась в крайне неблагоприятной политической и экономической ситуации. Как ответ на многочисленные новые угрозы национальной безопасности страны возник естественный лозунг импортозамещения. Реализация его возможна лишь при очень больших усилиях и государства, и общества. Очевидно при этом, что в основе будущей грандиозной программы импортозамещения (которую еще предстоит и разработать, и реализовать!) лежит «импортозамещение рук и мозгов». Неразрешимых задач нет — есть люди, которые не хотят или не умеют их решать. Так что образование, наука, культура, ответственные за воспитание личности и подготовку специалистов, за развитие человеческого потенциала страны, сегодня стали ведущими факторами национальной безопасности.

Следует учитывать, что уровень развития так называемых педагогических наук невысок (это касается далеко не только нашей страны), область достоверного знания в педагогических науках много у́же, нежели, скажем, в медицине. Эпоха великих открытий в педагогике еще не наступила. Это не значит, что к обоснованным рекомендациям в сфере педагогики не следует прислушиваться. Сказанное означает лишь, что рекомендации «педагогической науки» должны тщательнейшим образом проверяться и перепроверяться. Отсюда вытекает, что первый шаг к созданию эффективной системы разработок — это отказ от глубоко порочной системы принятия решений в сфере образован

Умер Александр Михайлович Абрамов. Замечательный человек, прекрасный педагог, видный публицист, стойкий и принципиальный борец за наше образование. Автор учебников по математике и создатель МИРОСа (Московского института развития образовательных систем), выпустившего сотни учебников по многим предметам. В течение нескольких лет — руководитель советских команд на международных математических олимпиадах. Член-корреспондент Российской академии образования. Ученик великого А. Н. Колмогорова, собиратель и издатель его педагогических работ. Колмогоров как-то публично назвал Абрамова своим лучшим учеником. Его спросили, почему не Арнольда или кого-то еще из знаменитых ученых. Колмогоров ответил, что педагогика — гораздо более трудная для воспитания ученика область, чем математика, и тут у него удач гораздо меньше.

Публикуемую сегодня статью Абрамов писал для «Эксперта»; в последний раз он обсуждал ее с нашим редактором за несколько часов до своей кончины.

Наш низкий поклон Александру Михайловичу за все то, что он успел сделать в жизни. Светлая ему память. Его будет очень не хватать очень многим.