Взаимодействие групп элит — коммуникационная основа консолидации

Специальный доклад / КОНСОЛИДАЦИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ ЭЛИТ Успех социально-экономического развития региона полностью зависит от эффективной коммуникации разных групп элит в управленческой системе

Модель, которую мы опишем ниже, характерна не только для трех областей из нашего исследования, но и для всех остальных субъектов федерации и не подразумевает необходимости институциональных изменений: используются одни и те же ветви власти, партии, номенклатура, общественные площадки. Разница лишь в том, что в нашем случае механизмы работают в рамках одной системы и на результат. Мы предполагаем, что в российских условиях, на этапе становления и развития общественных, правовых и управленческих институтов, такого эффекта можно добиться при наличии трех факторов: консолидации элит вокруг курса регионального развития, сильной автократичной фигуры губернатора и при развитии максимально возможного количества горизонтальных и вертикальных связей в региональных сообществах.

Может показаться, что такая модель нарушает фундаментальный принцип разделения ветвей власти: законодательные органы следуют в фарватере решений местных правительств; муниципалы (по закону независимые и подконтрольные лишь избирателям) сидят на крючке бюджетных дотаций и фактически являются нижним уровнем исполнительной системы; судьи и силовики скорее лояльны власти, нежели соблюдают нейтралитет. Читателя, знакомого с российскими реалиями, это не удивит. Мы же подметили, что благодаря ряду механизмов публичного и непубличного характера можно говорить о куда большей демократичности этих трех региональных систем, чем в целом по России. В рамках правил игры, установленных губернатором, элиты вынуждены договариваться и искать компромиссы, а не продавливать силой свои интересы. Разумная открытость власти подключает к региональному диалогу практически все общественные силы субъекта федерации, разделяя ответственность за принимаемые решения.

По нашим ощущениям, неформальные механизмы коммуникации элит превалируют над формальными, но это скорее удобный способ обойти забюрократизированность системы, а не желание втихую соблюсти свой личный интерес. В Белгороде, где система эволюционировала и укоренялась более двух десятилетий, таких скрытых механизмов межэлитного контакта больше: основная часть управленческих элит остается неизменной, подвержена лишь внутренней ротации и расширяется вместе с развитием хозяйственной жизни региона. Проще говоря, все друг друга знают, а потому быстрых управленческих решений легче добиваться через личные связи. Значительная часть бизнеса достаточно близка местной власти и в силу этого не испытывает сложностей с коммуникациями.

«Часто наши споры не являются, скажем так, публичными. Какие-то вопросы решаются на комитетах, какие-то на встречах. Если прокуратура, допустим, пишет возражение по тем или иным проектам законов, мы встречаемся и вместе дорабатываем документ, стараемся найти компромисс. Помогают личные знакомства и внутрипартийные. Мы знаем всех здесь. У нас нормально выстраиваются конструктивные отношения, в том числе между представителями разных партий. У нас нет таких лобовых стычек. Мы считаем, что это основной залог того, что власть работает более эфф


{# hmac_message ExternalIdentityAuthentication Websiteid 123 %}