Новая нефтяная реальность

Тема недели
Москва, 31.08.2015
«Эксперт» №36 (955)
После обвального падения нефтяных котировок в начале минувшей недели (цена на нефть марки Brent в понедельник рухнула на 6,5%, до 42,4 доллара за баррель, — таких цифр мы не видели даже в прошлом году) с новой силой разгорелась дискуссия о том, до каких глубин могут нырнуть цены на «черное золото» и что ими движет

В качестве основной причины еще с прошлого года называется фундаментальное расхождение между потреблением и производством нефти: экономика Китая, потребляющего почти две трети мировой нефти, замедляется, а американские компании тем временем наращивают добычу сланцевой нефти. В этом году к ним присоединился еще и Иран, обещающий после снятия всех санкций выплеснуть на рынок дополнительный 1 млн баррелей в сутки. Еще один мотив в этой нефтяной драме — попытка Саудовской Аравии протестировать производителей трудноизвлекаемой нефти на прочность, неуклонно наращивая добычу нефти и опытным путем определяя тот ценовой рубеж, когда конкуренты будут вынуждены уйти с рынка.

Все эти объяснения имеют право на жизнь, но вряд ли могут считаться ключевыми. Бюджет Саудовской Аравии сверстан исходя из цены 100 долларов за баррель, а себестоимость добычи сланцевой нефти оценивается в 70 долларов за баррель; и для саудитов, и для американцев эта война может обернуться игрой с нулевой суммой. К тому же производство нефти в мире всегда следует за ее потреблением: трудно представить ситуацию, когда основные производители нефти бесконтрольно нарастят добычу и в итоге, не имея возможности продать добытое, будут вынуждены накапливать «черное золото» в хранилищах.

Куда более реалистичным объяснением происходящего кажется не фундаментальная, а спекулятивная природа нынешних цен на нефть. «Уже давно на рынке фьючерсов и опционов совокупный открытый объем контрактов намного превышает объемы реальной нефти в мире, — уверен Василий Олейник, эксперт инвестиционной компании “Ай Ти Инвест”. — Если один из крупных фондов будет вынужден принудительно закрывать позиции, то он может обрушить цену разных активов на любую величину, но это не значит, что реальный спрос на какой-то актив тоже сильно упадет». «По сути, 95–98 процентов всего рынка нефти — это фьючерсы, и лишь несколько процентов приходится на реальные контракты, обеспеченные физическими объемами», — подтверждает Александр Пасечник, руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности. Действительно, упав на панике, охватившей мир после просадки китайского фондового рынка, нефть уже к пятнице выросла до 50 долларов за баррель, при этом единственной значимой новостью на рынке было сообщение о приостановке работы двух нефтепроводов в Нигерии. А новости, подобные этой, поступают с Черного континента с завидной регулярностью.

Если посмотреть на нефтяные цены, очищенные от долларовой инфляции, то можно предположить, что минимальным справедливым уровнем котировок являются 20 долларов за баррель (см. график). С другой стороны, и недавние пики не кажутся реалистичными. Очевидно, стремительный рост цен с начала 2000-х был связан не столько с ростом добычи и потребления нефти, сколько со спекулятивной игрой на повышение. А с учетом того, что энергосберегающие технологии и процесс замещения нефти тем же газом не стоят на месте, скорее всего, происходящее сейчас на нефтяном рынке можно трактовать как б

У партнеров

    «Эксперт»
    №36 (955) 31 августа 2015
    Органическое счастье
    Содержание:
    Пункт назначения для «Трансаэро»

    Судьба одного из крупнейших перевозчиков страны зависит от того, сочтут ли чиновники его бизнес-модель понятной, а саму компанию — способной преодолеть кризис

    Повестка дня
    Специальный доклад
    Общество
    Потребление
    Реклама