Кто залатает дыры в легпроме?

Русский бизнес
ЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
«Эксперт» №39 (958) 21 сентября 2015
Российские предприятия легкой промышленности смогут пережить макроэкономические потрясения и очередное снижение таможенных преград для импорта только при условии слаженных действий госрегуляторов. Пока же рынок ветшает под давлением серого импорта и контрафакта
Кто залатает дыры в легпроме?

Немногочисленные российские производители товаров легкой промышленности в дополнение к общим макроэкономическим проблемам получили еще две подножки. Первая — снижение уже в этом месяце таможенной ставки для импорта, согласно условиям ВТО, в среднем на 30–70%. Вторая — открытие таможенных ворот для крупнейшего в мире производителя одежды и обуви, Вьетнама, в связи с его присоединением к Евразийскому экономическому союзу (ЕвразЭС). На фоне макроэкономического шторма такое усиление встречного течения легко переживут только крупные производители, а некоторые мелкие попросту исчезнут, если не помочь им наладить организованный сбыт. На этом фоне государство вместо положенных в таких случаях стимулирующих мер ужесточило процедуру получения субсидий, что не позволяет производственникам своевременно нарастить оборот. Впрочем, точечные меры господдержки мало кому помогут, а системных нет вовсе, поскольку до сих пор не выработана стратегия развития отрасли (а та, что сейчас рассматривается правительством, не учитывает интересов широкого круга производителей потребительских товаров). Самое главное, чего ждут производители от государства, — это оградить их от такой чумы, как контрафакт и контрабанда, пандемия которой только усилилась с удорожанием основных валют.

Россияне стали меньше одеваться

По объему розничных продаж российский рынок товаров легкой промышленности (3,3–3,4 трлн рублей в прошлом году) в полтора раза превышает автомобильный сегмент и сегменты электронной и бытовой техники вместе взятые. Поскольку 95% продаваемых в стране вещей произведено за ее пределами, большинство ритейлеров в связи с обвалом рубля уже подняли цены в среднем на 20%, а то и более. Но для большинства продавцов это трудное решение, поскольку спрос после второй, августовской, волны девальвации еще больше съежился, а запасы по прежним ценам, благодаря которым многие удержали объемы продаж, закончились. Как говорят участники рынка, если еще в конце года покупатель выбирал, купить две вещи или одну, то теперь ему приходится выбирать «между тряпкой и колбасой». В связи с этим, по прогнозу Fashion Consulting Group, объемы рынка в единицах продаж снизятся к концу года не менее чем на 20%.

В первом полугодии 2015 года продажи в пересчете на валюту в сравнении с аналогичным периодом прошлого года упали на 25–40% и более. Однако в рублях, по данным Минпрома, в целом по импорту и собственному производству оборот рынка за полгода увеличился на 60%. 

Некоторые крупные международные вертикальные бренды позволяют себе не повышать значительно цены, отказываясь вовсе от розничной накрутки, а также не сокращать число магазинов. Но это скорее стратегический ход: на долю России у них приходится не более 3–5% от мирового объема продаж, поэтому есть возможность удержать позиции на будущее. Более того, некоторые нарастили число торговых точек в России, как, например, бренд Oysho (+14%). Motivi и Zara решили пока не приобретать новые площади для розницы, а такие бренды, как Stradivarius, Marks &am