Черный маршрут

Тема недели
«Эксперт» №46-47 (965) 16 ноября 2015
Трагедия, разыгравшаяся в небе над Египтом в последний день октября и унесшая жизни 224 россиян, имеет целый шлейф неприятных следствий

Особняком стоят следствия внешнеполитические. Очевидно, что Россия не может пассивно проглотить столь горькую пилюлю, и ее дальнейшие шаги в сложной ближневосточной игре должны предприниматься с учетом нового типа угроз.

Если версия о теракте как причине гибели российского самолета окончательно подтвердится, а пока все большее число фактов склоняют в ее пользу, прежде всего стоит понять, какие силы стоят за непосредственными исполнителями из египетского крыла запрещенного в России Исламского государства (ИГ). Первая версия, лежащая на поверхности, — это Катар, страна, поддерживающая ИГ. У эмирата действительно крайне напряженные отношения с Москвой, и стороны регулярно обмениваются оскорблениями или угрозами. В том числе из-за Сирии. Действия Москвы идут вразрез с интересами могущественного министра иностранных дел эмирата Халида аль-Аттыйи и подрывают его авторитет в собственной стране. Однако в данном случае, вероятнее всего, не по Сеньке шапка. Дни чрезмерных амбиций эмирата канули в Лету вместе с предыдущим эмиром, и сейчас предел мечтаний катарских властей — маневрировать между враждебным Ираном и заклятым союзником Саудовской Аравией. Вряд ли бы эмират рискнул в такой ситуации взрывать российский борт.

А вот у саудитов как раз были все основания для того, чтобы отвесить Кремлю звонкую пощечину. Начав операцию в Сирии и согласовав ее с американцами, Москва не просто спутала Эр-Рияду все карты в сирийской партии — она поставила Саудовскую Аравию в безвыходное положение. Если не принудить Россию срочно бросить армию Асада на произвол судьбы, Саудовская Аравия гарантированно проигрывает сирийскую партию и, как следствие, терпит поражение в войне на периферии с Ираном. И непонятно, как это поражение воспримут союзники Эр-Рияда по антииранской борьбе в странах Залива, — вряд ли только как неприятный конфуз.

У этой версии есть один серьезный минус — ИГ не является проектом Саудовской Аравии. Однако Ближний Восток уже знает примеры эффективного сотрудничества между Королевством и Государством. Так, в Йемене саудиты воюют против проиранских хуситов рука об руку с местным филиалом ИГ — «Аль-Каидой на Аравийском полуострове».

Если выяснится, что за терактом действительно стоит Саудовская Аравия, у России будет ряд вариантов ответа. Первый и самый очевидный — пойти на открытый конфликт с Эр-Риядом — является и самым неразумным. За Саудовской Аравией стоят американцы, которые обречены поддерживать Королевство. В результате Москва не только не добьется своих целей, но и рискует разрушить шаткий компромисс с Вашингтоном по Сирии. Но есть и другой вариант ответа — через пресловутых хуситов. При этом даже не обязательно поставлять им оружие (этим успешно занимаются иранцы), достаточно оказать лишь политическую поддержку и прикрыть от возможных санкций.

Что касается российской отрасли выездного туризма, то закрытие на неопределенный срок важнейшего направления и вал убытков у значительного числа операторов неминуемо приведет не просто к решительной концент