«Ромашки» спрятались

Экономика и финансы
БИЗНЕС-СРЕДА
Борьба властей с фирмами-однодневками за последние четыре года привела к двукратному сокращению числа сомнительных компаний. Сегодня около 800 тыс. компаний попадают в зону максимального риска с точки зрения уровня благонадежности
«Ромашки» спрятались

Российский бизнес — зона недоверия. Наиболее ярко это проявляется в огромном числе сомнительных компаний, которые, обслуживая интересы теневой экономики, создают непредсказуемые риски для контрагентов.

Однако наши многолетние исследования этого феномена зафиксировали важные изменения. «Экономика обналички» сокращается, традиционных однодневок становится меньше. Увы, это совсем не значит, что места для неблагонадежных юрлиц в экономике не осталось.

Зона риска

«Ромашка», «пустышка», «живопыра», «помойка», «прокладка», «поганка» — каких только сочных наименований на бизнес-сленге не удостаивались фирмы-однодневки. В 2011 году по заказу системы «СПАРК-Интерфакс» мы завершили первое масштабное исследование «феномена однодневности».

Анализ мирового опыта оценки неблагонадежности в бизнесе и построения скоринговых моделей показал, что Россия уникальна. Учитывая многообразие выполняемых «ромашками» функций и масштаб теневого бизнеса, нам пришлось строить свою, совершенно уникальную модель, способную распознавать сомнительные фирмы.

Нужно было выявить все возможные признаки юридических лиц, которые гарантированно не заняты производством товаров и услуг, а ведут деятельность, не поддающуюся адекватному экономическому анализу. На практике — помогают минимизировать налоги, обналичивать деньги.

Всем известные признаки однодневок: массовый директор, массовый адрес, массовые учредители, массовый телефон, отсутствие отчетности, минимальный капитал — только на первый взгляд были простыми. Надо было учесть в методике фактор распространенных фамилий (Иванов, Петров, Сидоров). Оценить уровень, с которого тот или иной адрес может считаться действительно массовым. Нужно было разделить юрлица на «упрощенке» и фирмы, которые просто не имеют никакой нормальной отчетности.

Массовый телефон также не был гарантированным «криминалом». Так, в базе данных СПАРК нашлась конкретная и вполне благонадежная компания, которая имеет такой же телефон, как еще … 287 фирм.

С другой стороны, мы считали, что, если компания имеет заказы от государства, свой сайт, дочерние фирмы, то риск того, что она является однодневкой, уменьшается.

Итогом нашей работы стал в 2011 году «Индекс должной осмотрительности» (ИДО). Он показывал риск того, что компания может быть однодневкой, брошенным активом, транзакционной компанией. Рассчитали мы этот индекс в отношении всех 3,5 млн зарегистрированных тогда в России коммерческих компаний.

Обнаруженные нами масштабы «однодневного сектора», не скрою, нас потрясли: оказалось, что в зоне риска находятся свыше 1,6 млн компаний, то есть более 40% от их общего количества.

По времени запуск нашей модели совпал с активизацией Федеральной налоговой службой борьбы с однодневками. Высший арбитражный суд еще в 2006 году постановил, что налогоплательщик может понести налоговую ответственность в случае, если не может доказать, что проявил должную осмотрительность при выборе контрагента. Наказания за работу с сомнительными партнерами вскоре приобрели массовый и весьма суро