Промышленность в январе: ползем по дну

Повестка дня Идентификация динамики промышленного производства в январе оказалась непростым делом

Сравнение показателей Росстата, а именно данных по изменению выпуска относительно соответствующего месяца предыдущего года, является малоинформативным: снижение глубины спада с 4,5% в декабре до 2,7% в январе обязано почти исключительно низкой базе января прошлого года. Процедура сезонно-календарной обработки индексов Росстата для месяцев, находящихся на стыке лет, также имеет неустранимые технические недостатки. Тем не менее, по-видимому, интенсивность промышленного производства в январе все еще оставалось чуть выше дна, пройденного в первой половине прошлого года, хотя она понемногу движется к нему еще с осени — когда нефть и рубль «объявили» второй тур просадки.

Поддержку индексу промышленного производства в январе обеспечили главным образом морозы, благодаря которым выпуск в электроэнергетике и других секторах коммунальных услуг вырос сразу на 7% к уровню теплого декабря (после сезонной коррекции) и на 2,5% — в годовом сопоставлении. Вторым фактором поддержки выпуска стали устойчивые объемы добычи ископаемых — умеренно выросшие, на 0,4% в годовом сопоставлении, хотя, возможно, и слегка снизившиеся против уровней последнего квартала прошлого года.

Россия продолжала наращивать добычу нефти (+0,8% в годовом сопоставлении), пользуясь благоприятными возможностями, открывающимися за счет низких цен и подешевевшего рубля. Добыча природного газа также выросла (+1,6% в годовом сопоставлении), после того как газовики в прошлом году установили рекорд падения, «уронив» добычу на 13,6% против советских еще объемов 1990-го. Добыча угля и железной руды также продолжала расти (+0,8 и +0,3% соответственно).

Однако обрабатывающая промышленность, добавившая к прошлогоднему падению в начале года еще –5,6%, похоже, все же пробила дно и «пошла копать ниже». Но в объяснении нуждается скорее не это, а то, почему при падении цены нефти со 120 до 60 долларов за баррель обработка упала довольно сильно, в то время как на падение с 60 до 30 и ниже реагировала дальнейшим сжатием весьма вяло. Причина, вероятно, та же, которой объясняется и устойчивость рубля. Первое движение сопровождалось довольно сильным оттоком капитала, падением импорта (комплектующих), спроса и вытеснением из выпуска товаров не первой необходимости — длительного пользования (автомобилей, бытовой техники) и инвестиционных. При втором — уже утекать было нечему и вытеснять нечего, поскольку промышленность перестроилась в сторону увеличения доли товаров текущего спроса.

В январе традиционно для последних месяцев структурный сдвиг в обработке шел в сторону выпуска продовольствия (мясо +12,2% в годовом сопоставлении, птица +4,6, молоко +2,9, хлеб +1,6%), к которым выборочно присоединились некоторые виды отечественной одежды, а также продукции химической промышленности (экспортно ориентированные удобрения и нефтепродукты, а кроме того, импортозамещающие шины и краски). Все остальное (стройматериалы, металлургическое производство, мебель) в среднем потихоньку сжималось, отражая продолжающийся вялотекущий инве

Спад промышленного производства в этом кризисе существенно менее глубокий, чем в 2009 году, но перспективы восстановления все еще неопределенные