О состоянии русской словесности

Разное Оно более чем тревожное, и это наконец признано официально. По прямой просьбе президента Патриарх Московский и всея Руси Кирилл согласился возглавить вновь учреждаемое Общество русской словесности
Фото: Эксперт

Общество озаботится сохранением русского языка и литературы — прежде всего в отечественной школе. Эта новость не произвела особого впечатления: одни (немногие) написали, как хорошо, что церковь открыто взялась защищать русскую культуру, и как жаль, что этого не делает государство; другие (их было больше) написали, что поповщина захлёстывает школу и что литературу хотят свести к проповедям. И те и другие высказывания были абсолютно ожидаемы, а значит, совсем неинформативны. На мой взгляд, новость достойна более внимательного взгляда.

Важно указать, что она — прямое эхо начальственного прозрения, случившегося в 2014 году. Тогда, если помните, ЕГЭ провели как-то особенно честно, из-за чего пришлось задним числом снизить объявленный минимум удовлетворительной оценки по русскому языку в полтора раза, с 36 баллов до 24, узаконив таким образом двойку как нормальный выпускной балл. На фоне вечных рассказов Минобра о том, как всё в школе хорошо, а скоро станет ещё лучше, получился громкий скандал. Советник президента по культуре Толстой назвал результаты экзамена чудовищными; выразил явное недовольство и сам президент Путин, призвав «ещё раз вернуться к программам преподавания русского языка, требованиям к качеству работы преподавателей». Знаете, как Минобр откликнулся на призыв президента? А вот как. Месяца через два в очередном своём докладе посулил к 2020 году «увеличение доли учеников, сдавших русский язык или литературу более чем на 60 баллов, с 45% учащихся до 48%». Вчитайтесь: люди сами делают варианты ЕГЭ, сами определяют и сами меняют (даже задним числом) правила оценки — и объявляют решением реальной проблемы трогательно малый прирост своих рукодельных показателей! Мол, сейчас 45% и все говорят о чудовищных результатах, а через пять лет станет 48% и ах, какие мы молодцы! Итого: школьная словесность в развале, надо что-то делать, но Минобр делать ничего не хочет ли, не может ли — в общем, не будет. Тупик.

Попыткой выйти из этого тупика, мне кажется, и явилось создание ОРС во главе с патриархом; сможет ли новое общество найти действенные способы для спасения школы, пока неизвестно, но одно ему точно по силам: оно пробьёт минобровскую цензуру. Уже много лет все сколько-нибудь заметные обсуждения сферы образования происходят только и исключительно под жёстким контролем Министерства образования. Дискуссий Минобр не допускает. Критикам бесконечной нашей «реформы» не то что слово молвить не дают — их и на порог-то пускают нечасто: на кухне у себя войте, как всё разваливается. Теперь, похоже, будет не так. На учредительном собрании ОРС говорилось, что оно намерено стать открытой площадкой — патриарх не раз подчеркнул: нейтральной и благожелательной площадкой — для обсуждения школьных проблем. В скором времени общество проведёт два общероссийских форума: съезд педагогов-словесников и съезд родительской общественности; оба, вероятно, без фильтровки делегатов образовательными начальниками. Думаю, на этих форумах речь пойдёт не о нескончаемом «совершенствов