Закупать российское невыгодно тем, кто принимает решения

Наука и технологии / СИСТЕМЫ СВЯЗИ Даже мировые рекорды, поставленные российским высокотехнологичным оборудованием, для российской бюрократии не аргумент. Теперь все будет китайское

Компания «Т8», или, что лучше соответствует образу этой компании, «Т¥», «Технологии бесконечности», — ведущий российский разработчик и производитель оборудования для систем волоконно-оптической связи, имеет в своем арсенале ряд научных и технических достижений мирового уровня. Она проложила в России и странах СНГ десятки тысяч километров линий волоконно-оптической связи. Неоднократно входила в списки номинантов рейтинга «ТехУспех». Настоящая высокотехнологическая компания. Принадлежит к тому классу средних компаний, которые принято называть «газелями». Казалось бы, есть все, чтобы стать компанией мирового уровня и мирового размаха, должна этому посодействовать и кампания импортозамещения, объявленная правительством. На чем расти и развиваться, как не на родном российском рынке? Но оказывается, все не так просто. Об этом мы побеседовали с генеральным директором компании Владимиром Трещиковым.

— Расскажите историю вашей компании, как она возникла?

— Компания возникла случайно. И если бы мне кто-нибудь сказал, что я стану директором, я бы очень удивился. Проблема, как построить свою работу, возникла, когда я защитился в 1998 году после Физтеха по теме «скоростные оптоволоконные системы». То есть я работаю по специальности.

Почему я занялся проблемами скоростных оптоволоконных систем? Вначале на Физтехе я занимался плазмой на факультете проблем физики и энергетики. Но так получилось, что как раз в то время все достижения Союза по плазме были проданы за границу за бесценок. И так обстояло дело не только с плазмой. Демотивация из-за такого предательства у всех была дикая. Все думали, что нет смысла ничем заниматься, потому что все будет продано за границу. А ведь в девяностые годы огромное количество ученых были готовы работать с высоким качеством. Но этого никто не хотел замечать. Их выкидывали за границу всеми силами. Я много интересовался этим вопросом: почему в России созданы все условия для того, чтобы ученые уезжали за границу? Причем сделали максимально комфортный способ отъезда: получаешь отличное бесплатное образование и увозишь его с собой. Каждый выпускник Физтеха увозит с собой сто пятьдесят тысяч долларов госденег, потраченных на его образование. Я не понимал, зачем это. Вы знаете, что мне ответил один чиновник? «Пусть они быстрее уезжают, они увезут с собой все проблемы. Думающий человек имеет слишком много проблем в своей голове».

Основная часть моих однокурсников, конечно, уехала в Америку, потому что всем, кто защищается на Физтехе, сразу приходит огромное количество предложений поработать за границей. Мне пришло, наверное, пять или шесть приглашений. Но как-то американцы меня неправильно агитировали. Я сделал доклад на конференции в Сан-Диего в 1998 году, и меня тут же позвали на работу: «Зачем тебе возвращаться? Ты же в России живешь, в колонии. А здесь метрополия. Неужели тебе не хочется жить в центре мира?» Я разозлился, и сказал: «Нет. Не буду я на вас работать» — и уехал. Неправильно меня агитировали.

Поэтому пришлось думать, че