Приватизаторы гонятся за дешевизной

Главная новость
«Эксперт» №15 (983) 11 апреля 2016
Дешевизне российских активов порадовался министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев на генсовете «Деловой России»
Приватизаторы гонятся за дешевизной

«Цена активов, я имею в виду все активы, начиная от цены труда — а цена труда в России не выше, чем в Китае, — и кончая ценой наших крупнейших предприятий, которые в том числе предполагаются к предложению на рынке в качестве приватизационных сделок, такова, что и соотношение EBITDA/цена компании — одна из лучших в мире. Ресурсы недороги, активы недороги», — сказал Улюкаев.

Если бы министр констатировал наличие кризиса и тяжелых времен для экономики, то это было бы справедливо, однако на генсовете министр рекламировал приватизацию, при этом признавая, что столпы российской экономики продаются по крайне низким ценам. Это как минимум странно. Зазывать инвесторов дешевизной на фондовом рынке плохой тон. Хорошая компания не может стоить дешево. Если она дешева и ее тебе настойчиво предлагают купить, значит, есть подвох. Часть рисков может лежать на поверхности, часть быть скрытой. Вообще, размещение акций на бирже для компании сродни выступлению на Олимпиаде — как спортсмен всю жизнь готовится к единственному выступлению, так и компания годами готовится к тому, чтобы продать себя подороже.

Для «нормального» размещения бумаг предприятие должно быть в оптимальной форме: минимальный долг, максимальная прибыль, хорошие прогнозируемые темпы роста. Но и этого для фондового рынка мало. Нужно ждать «окон», когда крупные инвесторы готовы участвовать в покупке. Этих «окон» не так много — в течение года всего штуки две, обычно весной и осенью. Кроме того, крупное размещение одной компании не должно соседствовать с размещением другой крупной компании: у инвесторов заканчиваются так называемые лимиты на покупку акций в определенной отрасли или стране. В итоге рачительный собственник — хозяин бизнеса годами готов ждать, когда наступит тот самый момент, когда «звезды встанут» для проведения размещения акций. На российском рынке и так множество историй, когда даже самые звездные предприятия томятся в ожидании адекватных оценок со стороны рынка.

МЭР, по всей видимости, решил все это проигнорировать и отдать столпы российской экономики по любым ценам, которые определит рынок. Рынок же, естественно, учитывает и санкции, и низкие цены на сырьевые ресурсы, и прогнозные отрицательные темпы роста нашей экономики — в 2016 году Всемирный банк прогнозирует падение ВВП в России.

Справедливости ради надо сказать, что на эйфории от приватизации (и попытках Минфина заставить госкомпании платить дивиденды исходя из 50% прибыли по МСФО вместо 25% текущих) рублевые цены на российские активы находятся близко к историческим максимумам. Однако если смотреть на российские компании через призму долларовых цен, то такие цены окажутся в два-три раза ниже докризисных. Это значит, что на приватизации 20% «Роснефти», если дождаться оптимальных рыночных условий, можно получить не 500 млрд рублей, желаемых Минфином, а до 1 трлн рублей. Для «Башнефти» порядок цен такой же: сейчас акция стоит 40 долларов, тогда как до кризиса нефтяных цен за нее можно было выручить более 80 долларов. Для государс