«Мираторг» с заднего входа

Русский бизнес / Мираторг 532 фотографии, 167 видеозаписей и 216 аудиофайлов диктофона — столько информации собрал спецкор «Эксперта», чтобы ответить на вопрос, в чем причина и каковы последствия повсеместного доминирования продукции «Мираторга» на полках российских магазинов

Взрывной рост агропромышленного комплекса России затронул и самую инвестиционно емкую его отрасль — мясное животноводство. Всего за три года импорт на мясном рынке снизился с 2,2 млн тонн до 720 тыс., а объем производства вырос на десятки процентов. В стране появились крупные, конкурентоспособные производители, создавшие эффективные вертикально интегрированные индустриальные кластеры. Появилась даже компания-гигант, способная стать одним из глобальных лидеров мировой мясной индустрии, — АПХ «Мираторг».

Холдинг внедрил в России лучшие мировые технологии мясного животноводства, освоил сложный процесс воспроизводства лучшего генетического материала (несмотря на наличие соответствующей федеральной программы, это не удавалось никому). Его производство росло динамичнее, чем у всех игроков вместе взятых, в среднем на 40% в год, и к 2020-му компания собирается достичь показателя 1,2 млн тонн мяса в потребительской и индустриальной упаковке, из которых 25% будет экспортироваться в 52 страны мира. За последние пять лет инвестиции «Мираторга» в проекты животноводства и в переработку мяса превысили 140 млрд рублей — это больше суммарных вложений всех его конкурентов, а качество продукции уже признали такие требовательные рынки, как страны Персидского залива и Евросоюза.

Но у этой красивой истории могут быть и деструктивные побочные эффекты. Наше исследование сетевого розничного рынка охлажденного мяса на европейской территории страны, проведенное в марте–апреле этого года, показало резкий рост доли продукции «Мираторга» в сегментах охлажденной свинины и говядины. В среднем она достигла 72%, а в некоторых регионах превысила 87%. Более того, есть сети, которые заполнили свои мясные холодильники «охлажденкой» «Мираторга» на все 100%. При этом проверка ФАС показала, что компания не занимает доминирующего положения на рынке, поскольку разделения на замороженное и охлажденное мясо в законе нет.

Такая экспансия сильно способствует росту цен. Продукция холдинга в большинстве случаев более высокого класса, поэтому она дороже (например, вся говядина — мясной породы высокой генетики Black Angus зернового откорма). С точки зрения желания окупить инвестиции и развиваться дальше высокие цены вполне оправданны. Однако если учесть, что компания получает львиную долю всех отраслевых государственных субсидий (до 80%!), финансируемых из бюджета, то получается, что потребитель платит дважды — сначала своими налогами, из которых формируются субсидии, а потом еще раз, покупая более дорогое мясо. Кроме того, малые и средние фермерские хозяйства в регионах присутствия гиганта часто, по их словам, попадают в ситуацию «либо договаривайся с “Мираторгом” и сдавай скот на его бойню, либо закрывай бизнес». В результате возникает естественный, но неразрешимый вопрос о справедливости.

Правительство оказывается перед непростым выбором. С одной стороны, социальная справедливость и гармоничное развитие всех форм хозяйствования в животноводстве, с другой — полное вытеснение импорта из страны