Шаг вперед и поворот

Наука и технологии
Станкостроение
«Эксперт» №17-18 (985) 25 апреля 2016
Правительство, на пару лет забывшее об отечественном станкостроении, вдруг вспомнило о его существовании и приняло ряд мер по развитию отрасли. Пока они выглядят повторением ранее принятых решений, которые либо не были выполнены, либо не дали эффекта
Шаг вперед и поворот

В середине марта в Коломне премьер-министр России Дмитрий Медведев провел совещание, посвященное состоянию станкоинструментальной промышленности нашей страны. На нем в частности, предполагалось подвести итоги выполнения многочисленных решений по развитию станкостроения и наметить пути дальнейшего развития отрасли. По словам премьера, «отрасль пережила тяжелые времена — они еще не в полной мере закончились, но целый ряд процессов, которые идут, настраивают на умеренно оптимистический лад».

Столь же оптимистическую точку зрения выразил в интервью «Эксперту» первый заместитель министра промышленности и торговли Глеб Никитин: «За последние два года станкоинструментальная отрасль серьезно изменила свой облик и сменила направленность с парадигмы выживания на развитие средств производства завтрашнего дня. Созданы новые высокотехнологичные виды станков, планируются к заключению специальные инвестиционные контракты (СПИК), предусматривающие трансфер технологий и организацию производства на территории России станков мирового уровня».

Однако создается впечатление, что правительство вспомнило о станкостроении только благодаря прошлогоднему поручению президента, которое Владимир Путин дал лично председателю правительства после проверки расходования бюджетных средств, выделенных этой отрасли. Два последних года решения, ранее принятые самим же правительством, не выполнялись — о станкостроении словно забыли. 

Памятник господину Обаме

Историю нового этапа российского станкостроения следует отсчитывать с 2011 года, когда правительство приняло подпрограмму «Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности» на 2011–2016 годы».

К этому моменту отрасль находилось, прямо скажем, не в лучшем состоянии: производство станков в России по сравнению с 1991 годом сократилось более чем в двадцать раз, и многие станкостроительные заводы за это время попросту прекратили своё существование. Принятие подпрограммы было частью плана перевооружения оборонно-промышленного комплекса страны, начатого в 2011 году. Еще тогда, до всяких санкций, стало ясно: для оборонных отраслей опасно рассчитывать на импорт станков. Несмотря на все соглашения по ВТО, наши западные партнеры могут отказать в самых современных станках. Причем на вполне законных основаниях — ссылаясь на так называемое Вассенаарское соглашение 1996 года по контролю за экспортом обычных вооружений и высоких технологий (двойного применения), в котором Россия тоже принимает участие. В соответствии с этим документом каждое государство само определяет, что из подобных товаров и технологий оно готово продавать и кому. Чтобы при перевооружении оборонных заводов не попасть в зависимость от ненадежного импорта, было решено развивать собственное производство станков, по крайней мере в части самых критичных позиций. Введение санкций окончательно расставило точки в этом вопросе.

Как заметил председатель совета директоров станкозавода «Саста» из города Сасово Рязанской области Алексей Песков, «за санкции я бы по