«Уравновешенный человек с интересом занимается всем»

Общество
Образование
«Эксперт» №17-18 (985) 25 апреля 2016
Ученица знаменитой московской Второй школы стала лучшей в индивидуальном рейтинге V Европейской математической олимпиады для девушек. С директором школы Владимиром Овчинниковым мы беседуем о базовых принципах создания отличной школы
«Уравновешенный человек с интересом занимается всем»

Россиянки заняли первое место в официальном командном зачете на V Европейской математической олимпиаде для девушек, проходившей в Румынии с 10 по 16 апреля. Команда взяла три золотые и одну серебряную медаль, набрав суммарно 122 балла. Вторыми финишировали американки (111 баллов), третье место досталось девушкам из Болгарии (99 баллов. Лучшей в индивидуальном рейтинге среди всех участниц олимпиады стала Мария Дмитриева, ученица десятого класса московского лицея «Вторая школа».

Почему российская школа до сих пор в состоянии «производить» молодых математиков мирового уровня? Об этом мы поговорили с народным учителем России Владимиром Овчинниковым, директором Второй школы.

В 1956 году новая московская школа № 2 на улице Фотиевой находилась буквально на окраине Москвы. Последние дома заканчивались у Калужской заставы, дальше шли пустыри и огороды. Рядом возводился жилой дом, учиться приходилось в эпицентре стройки, грязи и шума. «Начинали, кажется, впятером», — вспоминает Владимир Федорович Овчинников. Сейчас здесь преподают 13 кандидатов и два доктора наук. Проходят встречи с представителями научных институтов, которые читают лекции по своим темам. Работают психологи, ассистенты преподавателей. И это не вуз из первой десятки. Это школа — пять параллелей с шестого по одиннадцатый класс. Образование бесплатное. Входной билет — талант и готовность работать шесть дней в неделю. 

— По моим ощущениям, последние четыре-пять лет спрос на знания растет. Вы наблюдаете это?

— Увы, что касается школьного образования, то здесь положение очень невеселое. Школы, которые уделяют внимание именно образованию, можно по пальцам пересчитать.

— Почему так?

— Здесь, конечно, целый комплекс причин. Состав учителей очень несильный. Старики — те, которые имеют и опыт, и знания, — уходят. Очень много людей случайных, которые живут по пословице «Нет дороги — иди в педагоги». Дети немножко другие. Семьи не уделяют внимания воспитанию ребенка. И их можно понять: кризисы нам не дают покоя. Сказать, что полный провал, я, разумеется, не могу. Но школы компенсируют недостатки в образовании какими-то другими делами. Развлекают детей. Сейчас вот появилась возможность по субботам бесплатно водить их в музеи, театры. То, чего мы, правда, лишены. У нас шестидневка, да и то на учебу не хватает времени.

— На уровне государственных институтов пытаются рисовать дорожные карты, проекты, как вытащить образование. У вас же сложился набор условий, который сработал. Как?

— В начале шестидесятых Хрущев ввел одиннадцатилетнее обучение, чтобы один раз в неделю дети занимались производственной работой. Полезное дело. Но вокруг нас были огороды, стройка или научные институты. И нам учить детей слесарному и токарному делу было негде. Мы попытались зайти в какую-то мастерскую по ремонту замков. Нам сказали: вы смеетесь, что ли, — нас самих вот-вот закроют. Мы обошли целый ряд институтов. И совершенно случайно в кабинете академика Лебедева, директора Института точной механики и вычислительной техники (т