Дети крестьянской страны

Культура
Живопись
«Эксперт» №20 (987) 16 мая 2016
В Институте русского реалистического искусства проходит выставка художника Виктора Иванова — самого преданного певца русской деревни
Дети крестьянской страны

В Институте русского реалистического искусства проходит выставка художника Виктора Иванова — самого преданного певца русской деревни

Выставка открывается полотном, на котором запечатлена пятерка русских художников-шестидесятников: Гелий Коржев, Петр Оссовский, Ефрем Зверьков, Дмитрий Жилинский и сам Иванов. Они сидят в римском литературном кафе «Греко». Каждый из них к тому времени успел выбрать свой творческий путь и даже получить признание у себя на родине. Но мы не видим людей, довольных собой. Перед ними стоят рюмки с вином, однако художники к ним не притронулись. Это посещение кафе «Греко», стены которого помнят Гете, Байрона, Феллини, Айвазовского, Гоголя, Иванов показывает как ритуальный жест, который призван ввести советских художников в круг мировой культурной элиты. Но вместо того чтобы осознать собственную значимость и правомерность притязаний, они словно чувствуют себя не на своем месте. Кафе «Греко» из конечной цели превращается в точку отсчета для поиска новых путей в искусстве.

В течение почти восьми десятков лет творческого пути Виктор Иванов лишь иногда отклонялся от однажды избранной им центральной темы. Он всю жизнь писал и продолжает писать жизнь русской деревни. На выставке представлены его недавние полотна, где время как будто остановилось в шестидесятых-семидесятых годах. Этот период продолжает притягивать художника и сейчас, и, вместо того чтобы обратиться к современности, он продолжает воссоздавать по эскизам и фотографиям образы почти полувековой давности. И как ни суров реализм Виктора Иванова (его и Гелия Коржева искусствоведы относят к приверженцам именно этого стиля), мы видим, как на картинах проступает идеальный мир, в котором красивые люди трудятся, отдыхают и переживают непостижимые для нас — живущих в иные времена — моменты счастья. Чтобы передать их, Иванов выходит за пределы соцреализма и обращается к стилю простоты, когда-то найденному Полем Гогеном. Но в отличие от французского живописца Виктор Иванов открывает не манеру письма, а самого себя и страну, в которой родился и вырос.

С помощью живописи художник словно упорядочивает окружающий его мир. Он выбрал его центром Рязанскую область, и все доступное его взгляду он воспринимает сквозь призму рязанских пейзажей — они как будто отпечатались на сетчатке его глаз. И если Россия — это сочетание голубого и зеленого цветов, то, например, в Испании ярче всех остальных проступает черный. В Италии, по словам художника, резко сужено пространство, а в арабских пустынях небо доминирует над землей. Путешествия обостряют восприятие родной земли и живущих на ней людей. На картинах художника их жизнь показана от рождения до смерти. Он фиксирует ее ключевые этапы, но не пытается декларировать их смысл. Смысл, как свет, пронизывает пространство картин Иванова — настолько естественный, что не бросается в глаза. Художник не пытается навязать нам идею, которая возникла в его голове. Он скорее пытается ее уловить и запечатлеть на своих полотнах.

Еще один смысловой центр для худо