Самоубийство пончиком

Наука и технологии
МЕДИЦИНА
«Эксперт» №25 (992) 20 июня 2016
Наше долголетие в наших руках. Точнее, в зубах. Количество отмеренных нам лет во многом определяется тем, как мы питаемся
Самоубийство пончиком

Рацион моей юности сильно зависел от политики партии. Одна из ярких картинок — полки магазина, сплошь уставленные трехлитровыми банками с соками и солеными огурцами. Мясо, масло и сыр были дефицитными деликатесами. С нынешней точки зрения весьма полезное ограничение животных белков и жиров. Поскольку дело происходило на Южном берегу Крыма, в рационе все-таки были овощи и фрукты. А вот рыба нечасто. Что всегда озадачивало: на берегу-то моря. Надеюсь, мне такой вынужденный отбор пошел в плюс. Но… Москва, в которой я живу уже двадцать лет, развратила меня. Испанские колбасы, швейцарские сыры, новозеландская ягнятина, выпечка, сладости, напитки! Почти все в минус, кроме краткого мига удовольствия.

Ученые и медики нынче резко критикуют современный стиль питания. В частности, среднестатистический американский рацион почти на 90% состоит из рафинированных продуктов и продуктов животного происхождения, что приводит к сердечно-сосудистым и нейродегенеративным заболеваниям, диабету, раку и ускоренному старению. Это не голословное утверждение. Те же американцы, порядка двадцати лет назад сильно испугавшиеся нарастающей эпидемии ожирения, проводили многочисленные исследования влияния различных продуктов питания на здоровье. Эти исследования не прекращаются до сих пор, и мы получаем все больше информации о том, что есть вредно, а что полезно, и как наши индивидуальные гены или метаболизм воспринимают то, что мы забрасываем в себя. Цепочки логически выверенных аргументов на меня лично действуют куда более эффективно, чем голые лозунги о вреде стейка или пользе шпината. И я меняю свой стиль питания. Правда, без фанатизма. Если мне вдруг раз в полгода захочется ягнятины, раз в месяц тортика и раз в неделю сливочного масла с хлебом, я съем — невзирая на все выкладки ученых.

Как обмануть голову

Это наша голова с помощью вкусовых и обонятельных рецепторов и соответствующих анализаторов в мозге думает, что мы едим, к примеру, замечательный сыр. Дальше и вниз — нашему организму уже абсолютно все равно, что это было. Ему важны питательные вещества, которые он будет обрабатывать, сортировать, впитывать и выбрасывать. Макронутриенты — это жиры, белки и углеводы, микронутриенты — витамины и микроэлементы. Все они задействованы в миллионах биохимических процессов, происходящих в нашем организме.

Эволюция питания провела нас от привычек наших ближайших родичей приматов жевать листья и фрукты через жевание мяса бизона, поджаренного на костре, к индустриальной пищевой революции. И хотя ученые признают, что в течение нескольких десятков тысяч лет организм старался приспосабливаться к этим изменениям, в большинстве своем они сходятся во мнении, что вегетарианский стиль гориллы все еще нам ближе и полезнее.

Но что мы едим сейчас? Исследования показывают, что в рационе большинства американцев и европейцев 25,5% потребляемых калорий поступают из продуктов животного происхождения, чуть более 60% — из рафинированных углеводов, подвергавшихся интенсивной обработке, и экстрактов масе