Там другие люди живут

Русский бизнес
САХАЛИН
«Эксперт» №27 (994) 4 июля 2016
Оха — город на самом севере Сахалина, где живет маленький народ нивхи. Испокон веков они ловили рыбу и морского зверя, а сегодня просто спиваются, наивно отдавая свой промысел браконьерам. Как выживают эти люди в нынешнем несправедливом мире? Что за Ермаки — освоители земель Крайнего Севера приходят к ним в XXI веке?
Там другие люди живут

Нивхи — один из самых древних и самых малочисленных коренных северных этносов России. Примерно двенадцать тысяч лет назад они поселились на побережье северной части острова Сахалин и всю жизнь занимались традиционными для них промыслами — ловлей рыбы (в основном красной), охотой на морского зверя и собирательством. В годы китайского, а затем и японского владычества нивхов истребляли, и численность их популяции сократилась на порядок (когда север острова принадлежал Российской империи, нивхов, наоборот, становилось больше), и в 1945 году, когда весь Сахалин стал советским, нивхов, по подсчетам наркомата национальностей, оставалось всего около 3500 человек. Большинство ценных видов морского зверя в XX веке было истреблено и занесено в Красную книгу, а собирательство как фактор экономической деятельности постепенно исчезло, поэтому у нивхов остался только рыбный промысел, дающий до 80% пропитания и около 70% заработка.

Зимой гиляки (это еще одно давнее название нивхов) ловят навагу и корюшку — так называемые неодуемые виды рыб (то есть их вылов не регулируется, лови сколько хочешь — главное, иметь лодку и снасти). Но таким любительским способом, без больших рыболовецких кораблей и оборудования, много не наловишь — дай бог килограммов тридцать за день. В деревнях организована скупка рыбы у населения, принимают ее по 30 рублей за кило. За летнюю лососевую путину гиляки налавливают некоторое количество горбуши, кеты и кижуча, делают заготовки на весь год. И несмотря на то, что в соответствии с 166-м законом «О рыболовстве» с 2008 года все побережье Сахалина нарезано на рыбопромысловые участки (РПУ) и полностью поделено между крупным бизнесом (простым смертным ловить красную рыбу воспрещается), у представителей коренных малочисленных народов Севера (КМНС) в России есть привилегии. Согласно федеральному законодательству, каждый из них может вылавливать по 100 килограммов рыбы в год для себя и своей семьи (то есть для семьи из пяти человек это 500 килограммов).

Нивхам повезло больше всех. В Сахалинской области специальным распоряжением нового губернатора Олега Кожемяко (по совместительству он еще и возглавляет комиссию по регулированию анадромных видов рыб), этот лимит повышен до 300 кило на каждого (1,5 тонны на среднюю семью). Этого, конечно, достаточно для пропитания, но ничтожно мало для заработка. Что поделаешь, новый закон поставил народы Севера в общую очередь, и теперь, чтобы ловить красную рыбу для продажи, нужно выходить на конкурс и получать РПУ (каждый участок — в среднем около трех километров побережья, где можно поставить два вставных невода). А правила этого конкурса ориентированы на крупных рыбопромышленников: наличие собственных современных мощностей по переработке (минимум 50 млн рублей инвестиций), не менее чем четырехлетняя безупречная история промысла, как можно большее количество сотрудников, отсутствие задолженности по налогам и зарплате и т. д. У коренных малочисленных шансов выиграть конкурс нет.

Мое знакомство с нивхами началась

Губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко в интервью журналу «Эксперт» уверенно выдал рецепт для нивхов:

— Задача Павленко простая. Первое: сделать так, чтобы предприятие по переработке как можно дольше работало, и второе, чтоб там работало местное население, в том числе коренные малочисленные народы. У него и так работает местное население, но его задача привлечь как можно больше коренных в работу этого предприятия. Вот если он эту поймает, как говорится, грань… Это сложно, как правило. Потому что, как начинается рыбалка, люди думают: пойду я на вольные хлеба. Интересно, никто меня не администрирует. Тут нужно шхерить, с утра приходить. Если он эту задачу решит, он станет там человеком, который будет, наоборот, восхваляться. И я думаю, что он это тоже понимает. Вообще, им надо помогать. Во-первых, надо создать государственное предприятие, которое будет принимать у них рыбу, выдавать им денежные средства, на которые они смогут в магазине потом купить необходимые товары по установленной цене, по нормальной. А во-вторых, мы определим дополнительные места, участки для промысла, необходимые как для личного потребления, так и для сдачи рыбы. Это все решаемо.

Начальник управления, главный специалист правительства области по развитию коренных народов Севера Николай Мизинин подтвердил, что скоро произойдет коренной перелом ситуации: «У нас сейчас разработана программа поддержки КМНС на 2,5 миллиарда рублей. Это совсем другой уровень инвестиций, которого нет ни в одном регионе России». Что ж, дело хорошее: любая империя, на разных исторических этапах включившая в свой состав незащищенные малые народы, в XXI веке просто обязана о них заботиться, осознавая чувствуя ответственность за свои геополитические амбиции.