Рыбный рынок ищет глубину

Специальный доклад / ДАЛЬНИЙ ВОСТОК Предложенные государством новые квоты под инвестпроекты позволят увеличить переработку рыбы внутри страны и сократить вывоз дальневосточной морепродукции за рубеж. Однако важно, чтобы экономические стимулы не превратились в административные барьеры

Устойчивость экономики шести из девяти регионов Дальнего Востока напрямую связана с состоянием рыбопромышленного комплекса страны. Однако эта отрасль до сих пор остается одним из уязвимых звеньев нашей Доктрины продовольственной безопасности. На Дальний Восток приходится до 80% всего российского улова водных биоресурсов, но жители западной части России почти не видят его на прилавках. Входя в пятерку стран с наибольшей добычей рыбы ценных пород, мы покупаем ее по более высокой цене, чем другие белковые продукты. Главным образом потому, что до 90% выловленной на Дальнем Востоке рыбы до сих пор поставляется за рубеж. При этом 95% экспорта — это продукция самой низкой степени передела. Так что своими поставками мы по-прежнему обеспечиваем дополнительные рабочие места и добавленную стоимость не себе, а нашим главным покупателям — китайцам, корейцам, японцам и другим переработчикам российской рыбы.

Позитивная статистика последних лет успокаивает лишь отчасти. В прошлом году мы добыли рекордные за последние пятнадцать лет 4,5 млн тонн рыбы, но это скорее эффект антисанкций и подарок природы, а не результат системной работы с отраслью. Безусловно, за эти годы произошли положительные изменения, были открыты сотни новых рыбоперерабатывающих предприятий. Но частично они работают сезонно, а рыба по-прежнему уплывает за рубеж, потому что добычу, переработку и доставку рыбы так и не удалось сбалансировать в едином рыночном процессе. До сих пор многочисленные изменения законодательства, как правило, лишь усложняли условия ведения бизнеса, поэтому не удивительно, что за двадцать лет реформирования рыбной отрасли мы мало приблизились к основной цели — насыщению внутреннего рынка собственной рыбной продукцией по доступной цене за счет развития переработки, сокращения тарифов на доставку и обновление флота. По той же причине участники рынка второй год подряд придерживают инвестиции в создание новых и расширение действующих предприятий: пока еще не ясно, чем обернется обновленный в этом году закон «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов» — улучшением инвестклимата в отрасли или наоборот, как уже не раз было.

Эмбарго сработало лучше реформ

Первые серьезные попытки навести порядок в рыбной отрасли были предприняты в 2007 году, когда стало понятно, что система распределения квот на добычу водных ресурсов привела лишь к росту браконьерства, коррупции и варварскому вылову в прибрежных зонах. Тогда бизнесу были предложены налоговые льготы, а главное, квоты стали выдавать на десять лет вместо пяти, и в результате на рынке появилось больше добросовестных игроков, готовых вкладывать средства в новые суда и фабрики. Если с 1991 по 2006 год общий объем добычи водных биологических ресурсов снизился с 6,93 до 3,3 млн тонн, то после 2007 года в отрасли наблюдался стабильный рост. Вылов рыбы с этого времени вырос почти на четверть, до 4,3 млн тонн в 2014 году, число убыточных предприятий сократилось в полтора раза, а инвестиции увеличились вдвое и в среднем составляли 1

Рекорд в производстве достигнут за счет продэмбарго, а отскок в прошлом году произошел из-за снижения спроса. Мороженая рыба доминирует в производстве рыбной продукции.