Новая реальность Театра на Таганке

Культура
Театр
«Эксперт» №37 (1000) 12 сентября 2016
Судьба театра, когда-то основанного Юрием Любимовым, теперь связана с именем Ирины Апексимовой. Второй сезон подряд она ищет для него новую формулу успеха
Новая реальность Театра на Таганке

В саду «Эрмитаж» в четвертый раз прошел фестиваль «Театральный марш», где ведущие московские театры показали спектакли в формате «под открытым небом». Автор идеи и продюсер фестиваля — Ирина Апексимова. Еще один ее нынешний статус — директор Театра на Таганке. Она пришла в него из Театра Романа Виктюка, где в 2012 году для актрисы, режиссера театра и кино началась карьера театрального менеджера. «Эксперт» поговорил с Ириной Апексимовой о том, зачем нужно вырывать спектакли из привычной среды, и о том, как она видит настоящее и будущее возглавляемого ею легендарного театра.

— Как спектакли адаптируются для фестивальных показов?

— Это техническая адаптация, потому что под открытым небом не может быть спектакля с антрактом. При этом спектакль не может длится дольше полутора часов — больше люди просто не могут высидеть, приходится выбирать лучшее из того, что есть в спектакле. Мы показываем на фестивале одну из лучших наших премьер прошлого сезона — спектакль «Кориолан», который стал победителем Международного шекспировского фестиваля, и нам приходится отказываться от показа эпизодов, в которых задействована машинерия сцены. Но спектакль при этом остается таким, каким он изначально задумывался.

— Насколько это рискованно — вырвать спектакль из привычной среды, лишить его театрального света?

— Это очень рискованно. Со светом везет только тем спектаклям, которые идут поздно вечером, когда уже темнеет. Как бы ни старались освещать свои спектакли специальными приборами днем, этого не видно. В этом случае все трудности ложатся на плечи артистов, от которых требуются дополнительные усилия — судьба спектакля зависит от их профессионализма.

— Что вам дает этот проект?

— Прежде всего людей — тех, которые никогда в жизни не зайдут в театр, потому что они априори считают его неинтересным, скучным местом, где нельзя есть и целоваться на задних рядах. А здесь они ничем не рискуют, потому что это бесплатно, и я вижу, как люди, приходящие с изначально пренебрежительным отношением — «Давайте, покажите нам что-нибудь!», — как они втягиваются, как они смотрят, и это отдельный спектакль — то, как ведут себя зрители. Если из двадцати тысяч человек, которые приходят на фестиваль в сад «Эрмитаж», хотя бы сто пятьдесят потом придут в театр, то мы достигнем того результата, на который можем рассчитывать.

— Что сейчас происходит в Театре на Таганке?

— Театр на Таганке сейчас живет под девизом «Алло, мы ищем молодые таланты!». Мы стараемся работать исключительно с молодыми режиссерами. Нашему театру, которые в шестидесятые годы был новаторским, а потом перешел в категорию традиционных, нужна свежая кровь.

— Почему вы не хотите пригласить режиссера с именем?

— А зачем?

— Ради успеха.

— Это будет не успех театра, а успех топового режиссера. На этот спектакль придут зрители, но это не значит, что они станут постоянными зрителями Театра на Таганке.

— Чем для вас ценен успех «Кориолана»?

— Тем, что в этом случае зрители идут как раз на спектакль, а на не имя режиссера или медийную