Три года без надежды

Повестка дня
«Эксперт» №38-39 (1001) 26 сентября 2016
Три года без надежды

«Оптимизм, мне кажется, ни к чему, — заявил на Московском финансовом форуме министр финансов РФ Антон Силуанов. — Нужно строить планы, исходя из консервативных прогнозов. Ни в коем случае нельзя рассчитывать, что цены на природные ресурсы возрастут». К удовольствию Минфина, в проект трехлетнего бюджета заложена цена на нефть 40 долларов за баррель. По бюджетному правилу при такой цене Россия должна иметь нулевой первичный дефицит. Нефтегазовые доходы, полученные за счет повышения цены выше 40 долларов, зарезервируют. Расходы Минфин планирует закрепить на уровне 15,7 трлн рублей на все три года, оптимизировав бюджетные траты, а дефицит бюджета довести до 1–1,2% ВВП к 2019 году.

При этом будущий трехлетний бюджет, в лучших традициях позитивного мышления, г-н Силуанов позиционирует как подарок предпринимателям. По словам министра, в последние недели в СМИ вокруг бюджета нагнеталась «лихорадка» (подробнее о недавних налоговых инициативах см. «Минфин-Джекил и Минфин-Хайд» на стр. 82), но на самом деле «все гораздо лучше». «Бюджет составлен так, чтобы дать уверенность предпринимателям», — заявил министр, искренне считающий, что «компании не инвестируют, потому что не знают, что будет дальше с налогами». Он пообещал, что кардинальных изменений в налоговой и финансовой политике не будет, и это «большая заслуга правительства». «У Минфина было действительно много идей, и лучше не выносить их на обсуждение, пока они не проработаны», — заметил на это зампред правительства РФ Аркадий Дворкович.

Откуда возьмутся деньги на сокращение бюджетного дефицита? Минфин предлагает продолжить налоговый маневр, увеличив долю изъятий из доходов газовой отрасли и подняв их до уровня нефтянки, а также понижая экспортную пошлину и повышая НДПИ. Ежегодно бюджет должен получать 250–300 млрд рублей дивидендов от госкомпаний, которые снова обяжут направлять на эти цели 50% чистой прибыли по МСФО (напомним, попытка этого года обернулась неудачей), надежды также возлагаются на лучшее администрирование страховых взносов, которым теперь будет заниматься ФНС. Более 1 трлн рублей Минфин рассчитывает получить от приватизации (прежде всего госпакетов в «Роснефти» и «Башнефти»). Наконец, Минфин готов занимать больше, но преимущественно на внешнем рынке: теоретически в 2017 году Россия может вернуться к объему внешних займов 7 млрд долларов в год (сейчас 3 млрд). «Единственное, мы должны оценить последствия притока валюты в страну, чтобы курс рубля не укреплялся», — уточнил Силуанов. При этом серьезного роста заимствований на внутреннем рынке не будет, хотя в этом году Минфин еще выпустит пробный небольшой облигационный заем специально для населения. То есть, декларируя консерватизм, Минфин готов взять на себя больший валютный риск.