О медиатупике

Разное
Фото: Эксперт

Листая ленту, наткнулся я на такую цитату: «Российский мясник принялся за Сирию. Кого это удивляет? Авиация пускает в расход мирных жителей Алеппо посреди развороченных трупов противников Башара Асада: ничего нового. Всё те же дикость, варварство и презрение к человеческой жизни. И некоторые ещё критикуют западную цивилизацию, а устроившийся у северного дикаря Эдвард Сноуден читает мораль демократиям, которые борются за мир! А ведь, Эдвард, на снегу лучше видно кровь». В таком примерно тоне московские газеты писали о Германии во время войны — да и то ближе к весне 45-го слова выбирались поаккуратнее. Посмотрел, откуда цитата. Из Le Huffington Post, французского отпрыска известного американского сайта; не маргиналы, значит: влиятельный либеральный ресурс, Пулитцеровские и другие премии, всё как надо. В нашем медиапространстве до такого уровня: «мясники! дикари! кровь на снегу!» — мейнстрим не опускается, но чёрно-белая раскраска картины тоже набирает жёсткость.

Началась уже новая холодная война или только нависает — вопрос чисто терминологический, то есть почти праздный. Правда, первая жертва всякой войны уже исключена из оборота — во всяком случае, из оборота трансграничного. Вот в сирийском городке разбомблена школа, погибли дети. Тут же известные западные медиа публикуют ролик, из которого следует, что школу разнесли мы; через час это обвинение повторено всеми западными медиа. Наши власти отрицают обвинение и констатируют, что ролик — фальшивка; через час эта констатация уже во всех наших медиа. И всё: сюжет закрыт, переходим к следующему. Спрашивать, что же на самом деле произошло в злосчастном сирийском городке, совершенно бессмысленно — и даже как-то невежливо. Можно верить той стороне, можно верить этой, можно не верить обеим; а вот найти площадку, где версии проанализируют и взвесят, где стороны хотя бы слышат друг друга — этого сейчас совсем нельзя. Не осталось таких площадок. Напрашивается расширение известного афоризма Маклюэна The medium is the message*: отсутствие посредника есть уж настолько ясный message, что дальше некуда.

И понимают эту мрачную ясность с обеих сторон, и с обеих сторон говорят, что хорошо бы с ней, с этой ясностью, что-то сделать. Именно такую надежду: пробить бреши в сплошном взаимонепонимании — в тех или иных словах выражали чуть ли не все гости Валдайского клуба, кого на днях опрашивали журналисты в Сочи. Говорил об этом и выступивший перед членами клуба президент Путин. Он ехал в Сочи «послушать умных людей и донести нашу точку зрения», потому что покуда, по словам Путина, с донесением (точнее говоря, с восприятием) российской точки зрения дела обстоят плохо: «Россия‑то ни на кого нападать не собирается. Да и смешно это: я ведь тоже читаю и ваши аналитические материалы, не только присутствующих здесь в зале, но и аналитиков из тех же Соединённых Штатов, из Европы. Немыслимо просто, глупо и нереалистично». Однако, судя по первым же откликам зарубежных гостей, точка зрения президента России опять не услышана. То