Играй, виолончель!

Культура / Музыка Давид Герингас в рамках фестиваля Vivacello сыграет все сонаты Бетховена для фортепиано и виолончели.
INGO JOHANNSEN

Концерт состоится 20 ноября в Большом зале Московской консерватории. Запись всех сочинений для виолончели и фортепиано Людвига ван Бетховена в его исполнении была удостоена премии Gramophone. Всего в дискографии музыканта около ста записей. Ученик Мстислава Ростроповича, дирижер, педагог Давид Герингас — победитель IV Международного конкурса имени П. И. Чайковского (1970). С 1976 года живет и работает в Германии. Много лет преподавал в музыкальных вузах Гамбурга и Любека, с 2001 года — профессор Высшей школы музыки имени Ханса Айслера в Берлине. Как дирижер и солист он выступал с самыми известными оркестрами Европы и Америки, а с 2005 по 2008 год был главным приглашенным дирижером Филармонического оркестра Кюсю (Япония).

 — Много ли сейчас хороших музыкантов?

— Их было много во все времена. Но сейчас их экстремально много. Это произошло благодаря новым коммуникационным возможностям. Записи выступлений великих исполнителей легко доступны в Сети. Музыканты в любой точке мира могут изучать их приемы, а затем их повторять. Мне кажется, это основная причина прогресса в исполнительском искусстве. Одновременно во всем мире становится все меньше точек, где можно исполнять музыку. Музыка попала под сильное влияние экономики. Она чуть ли не напрямую зависит от уровня развития промышленности. Мы, музыканты, очень чувствуем это.

— Неужели денег на музыку выделяют меньше, чем в прежние годы?

— Когда ГДР присоединилась к ФРГ, было 64 оркестра. Сейчас в Восточной Германии, наверное, нет и половины. Власти объединяют оркестры в расчете на то, что так окажется выгоднее с финансовой точки зрения. В Берлине три оперы, и разговоры о том, нужны ли нам три оперы, не слишком ли это дорого, не утихают. Или: у нас десять оркестров, а может быть, нам достаточно пяти? В Баден-Вюртенберге объединили в один два феноменальных оркестра, которые многие годы радовали слушателей интереснейшим репертуаром. Политики никогда не считаются с мнением людей культуры. Такова реальность. Помимо этого эволюция звукозаписывающей индустрии привела к падению востребованности живых оркестров. В какой-то момент люди стали задаваться вопросом: зачем нам на радио живой оркестр, если мы можем поставить запись и она будет звучать не менее совершенно? К счастью, всегда будут оставаться ценители, способные отличить живое исполнение от записи. Поэтому концертная жизнь не утихает. Менеджерам нужно только выбрать лучший репертуар. И здесь есть свои нюансы. Я дирижировал оркестром в Японии. Мне позвонили и попросили исполнить Пятую симфонию Бетховена. Я говорю: «Хорошо. Неплохое сочинение». Через два дня — новая просьба: «Спонсор не хочет Пятую симфонию Бетховена, он хочет Пятую симфонию Чайковского». Получается, что спонсор дает деньги и заказывает репертуар.

— Почему так происходит?

— Так бывало и во времена Моцарта. В фильме «Амадеус» король хочет сказать что-то критическое в адрес маэстро, но в голову ему ничего не приходит, потому что ему все понравилось, и тогда ему подсказывают: «Слишком много нот


spam@petrov.vodka