«Сегодня лучшее время для либерализации рынка»

Освоение Арктики
«Эксперт» №47 (1008) 21 ноября 2016
О том, почему российскому газу нет реальной альтернативы в Европе, и о том, что настало время либерализовать рынок газа внутри России, «Эксперту» рассказал президент Российского газового общества, председатель комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный
«Сегодня лучшее время для либерализации рынка»

— Какое будущее, по вашему мнению, у российского газа в Европе?

 — Светлое, несмотря ни на что. Последние десять лет ЕС серьезно трансформирует всю систему транспортировки, распределения и торговли газом на фоне падения собственной добычи и увеличения зависимости от импорта. Конечная цель — повышение энергобезопасности, понимаемое как снижение зависимости от крупных поставщиков, прежде всего от России. Отчасти на это же направлено и стимулирование производства электроэнергии из возобновляемых источников. Но газ был и остается самым технологичным, экологичным и экономически выгодным видом топлива. И если говорить о низкоуглеродной энергетике, именно газ — лучшая пара для возобновляемых источников энергии в энергобалансе будущего. Поэтому в ближайшие десять-пятнадцать лет Европа будет увеличивать его импорт, даже в условиях возможного снижения потребления. А наш газ выигрывает экономическую конкуренцию в Европе, несмотря на противодействие политиков. Что касается роста спроса, текущего и прогнозируемого перспективного, этому способствуют и низкие цены на углеводороды. Правда, и наши доходы от этого рекордного экспорта ниже, чем в прошлые годы. Зато мы сохраняем и увеличиваем нашу долю на европейском рынке вопреки препятствиям, то есть работаем на перспективу.

— Насколько опасны для России поставки в Европу сжиженного природного газа, прежде всего американского?

— По оценкам экспертов, к 2025–2030 году рынок СПГ будет занимать не менее 50 процентов общего объема международной торговли газом. Что касается выбора — СПГ или трубный газ, — есть нюансы, связанные с возможностью его монетизации и со стоимостью доставки до потребителя. При возможности трубной доставки сегодня планка рентабельности — порядка 4000 километров. То ест, если транспортное плечо меньше — выгоднее строить газопроводы, а на больших расстояниях выгоднее доставлять СПГ. Это расстояние будет уменьшаться по мере развития технологий. И конкуренция между видами газа, как и между поставщиками, будет усиливаться. Тем не менее для Европы наш трубный газ по-прежнему более конкурентоспособен, чем другие его виды, в том числе СПГ из Америки, и по цене, и по объемам, и по надежности поставки. Именно поэтому доля импорта СПГ в ЕС сегодня не превышает 20 процентов. А с запуском «Северного потока — 2» его конкурентоспособность возрастет, ведь себестоимость доставки газа по этому газопроводу будет ниже, чем через Украину: плечо короче и транспортировка дешевле, так как применяемые технологии и оборудование значительно эффективнее. И безопасность поставок возрастет, раз не будет страновых рисков. Это категорически не устраивает наших американских партнеров, которым нужно возвращать инвестиции от проектов производства СПГ, в том числе за счет расширения поставок в Европу. И отсюда такое неприкрытое противодействие «Северному потоку — 2».

— Вы говорите, что в недалеком будущем практически половину мирового рынка газа займет СПГ. Как Россия развивает это направление? Мы не проигрываем конкуренцию?

— По