Игорь Сечин начинает и выигрывает

Тема недели / ПРИВАТИЗАЦИЯ Крупнейшая приватизационная сделка прошла в России. Правительство нашло покупателей на 19,5% акций «Роснефти» — ими стали катарский суверенный фонд и швейцарская компания Glencore International AG. Бюджет получит около 700 млрд рублей, что позволит Минфину сэкономить такую же сумму в Резервном фонде, сказал министр финансов РФ Антон Силуанов

Продажа пакета поведена на высочайшем уровне: в крайне сжатые сроки, с жесткими ограничительными условиями по приобретаемому пакету со стороны продавца. Покупателями выступили два крупных конгломерата, один — представитель Запада (Glencore), второй — Ближнего Востока (Qatar Investment Authority). Сделка прошла при поддержке западного банка — итальянского Intesa. В условиях вновь усиливающейся санкционной истерии западных политиков бизнес де-факто снимает экономическую блокаду с России. И, пожалуй, это самое главное в прошедшей сделке.

Вариант окукливания

Приватизационную компанию 2016 года стоит рассматривать как шахматную партию со множеством участников и игроков, блестящую победу в которой одержал гроссмейстер Игорь Сечин — глава компании «Роснефть». Первый раунд приватизации — аппаратная, политическая и в конечном счете экономическая победа «Роснефти» в борьбе за «Башнефть» (напомним, контрольный пакет башкирской компании «Роснефть» купила за 329 млрд рублей в октябре этого года). И дело даже не в том, что «Башнефть» — это растущий бизнес с отличными (по российским меркам) нефтеперерабатывающими заводами, — дело в контроле за рынком нефти в России.

Снижение добычи ОПЕК позволит избежать катастрофического переизбытка и падения цен на нефть
Главная новость

До сделки по поглощению «Башнефти» российский рынок нефти условно можно было разделить на три примерно равные части. Первая — это «Роснефть», добывающая каждую третью тонну нефти в стране. Вторая — средней величины нефтяные компании, которые крайне интересны своим собственникам и мало склонны менять условия своего функционирования: «Газпром нефть», сахалинские проекты, различные совместные предприятия с иностранным капиталом, владение в которых больше определяется политикой, а не экономикой («Удмуртнефть») и т. д. Третий кластер нефтедобытчиков — частные компании, не афиллированные с государственным или иностранным капиталом, вроде «Сургутнефтегаза» и «ЛУКойла». До поглощения «Башнефти» на российском рынке теоретически существовала возможность объединения компании «ЛУКойл» (добыча свыше 80 млн тонн нефти в год), «Сургутнефтегаза» (более 60 млн тонн), «Башнефти» (более 20 млн тонн) и, возможно, «Татнефти» (30 млн тонн) — в этом случае образовался бы конгломерат, превосходящий по мощностям «Роснефть» (180 млн тонн нефти в год). А на нефтяном рынке самый крупный игрок определяет политику всей отрасли.

После поглощения «Роснефтью» «Башнефти» у российского частного нефтяного сектора исчезла даже теоретическая возможность вырастить компанию, которая может конкурировать по мощности с «Роснефтью». Тем не менее у частного нефтяного капитала оставалась возможность свести эту партию вничью. Для этого им можно было бы поучаствовать в приватизации «Роснефти», и, согласно данным СМИ, многим из участников рынка поступали такие предложения. Такой вариант, если бы он осуществился, сделал бы менеджмент «Роснефти» подотчетным крупным нефтяным компа

Цены на нефть будут расти, но понемногу

«Эксперт» поинтересовался у аналитиков ведущих российских инвестиционных их мнением относительно поведения нефтяных цен в будущем году. В целом настроения можно охарактеризовать как оптимистические.

В качестве нижней границы «нефтяной вилки» называли 45, 55 или 65 долларов за баррель. Верхняя граница варьировалась в пределах от 55 до 65 долларов за баррель.

Наиболее консервативного прогноза придерживается аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков, определивший интервал возможных цен в 45–55 долларов за баррель. За верхнюю границу ценам не позволит выйти активный рост сланцевой добычи в США. Некоторый пессимизм по поводу нижней границы прежде всего связан с сомнениями, что ОПЕК будет соблюдать собственные договоренности, поскольку «у них фактические уровни добычи практически никогда не совпадали с квотами. К тому же ограничение добычи ОПЕК планирует всего на полгода, а для рынка полгода — это ничто». И в любом случае при росте цен будут наращивать добычу Ирак и Иран. В то же время ниже 45 долларов за баррель цены не упадут, потому что тогда станут убыточными многие проекты в странах с высокой себестоимостью добычи — в Канаде, Китае, Венесуэле и России.

Скептицизм по поводу соблюдения ОПЕК собственных договоренностей высказал и аналитик компании «Атон» Александр Корнилов. Его прогноз тоже умеренно консервативный — от 50 до 55 долларов за баррель. Верхний ограничитель он связывает с тем, что «с цены 50 долларов начинается оживление сланцевых компаний, которые сейчас активно привлекают капитал, а вслед за этим будет неизбежно расти добыча, и это произойдет уже в следующем году».

Аналитик группы компаний «Финам» Богдан Зварич сдвигает верхнюю границу к 60 долларам, его прогноз находится в пределах 50–60 долларов за баррель. При этом он довольно оптимистически оценивает «дисциплину» в ОПЕК, считая, что «с 1 января там все будут под лупой следить друг за другом, чтобы не произошло резкого снижения цен. К тому же ОПЕК в случае невыполнения договоренностей может сейчас потерять последнее влияние на рынок». Влияние роста добычи сланцевой нефти может, по мнению аналитика, проявиться не так скоро, то есть не в следующем году, что связано с длиной инвестиционного цикла.

Такого же интервала возможных цен на следующий год (50–60 долларов за баррель) придерживается аналитик ВТБ24 Олег Душин. Впрочем, он не исключает и 70 долларов за баррель в начале года, но ненадолго. По его словам, «избыток нефти через полгода рассосется, запасы будут израсходованы, но затем начнется период летнего повышенного спроса, все станут наращивать добычу, и цены опять станут снижаться». Недавно в Западном Техасе открыто крупное месторождение, и, если его начнут разрабатывать, это сильно повлияет на рынок в сторону снижения цен. Однако, подчеркивает аналитик, для того, чтобы начались заметные инвестиции в новые скважины, нужен некоторый период стабильности цен, так что, по мнению Олега Душина, в 2018 году сланцевая добыча будет расти даже при 50 долларах за баррель. При этом издержки добычи в существующих проектах — менее 35 долларов, и они почти всегда будут рентабельны. Что же касается ОПЕК, то «имеет место сезонный фактор, зимой соглашение выполнять легче, чем летом, когда спрос растет». Однако в сокращение предложения на 1,2 млн баррелей в сутки трудно поверить, поскольку ожидается рост добычи в Ливии и Нигерии, где уменьшилась внутриполитическая нестабильность. Кроме того, на соглашение не будут обращать внимания Иран и Ирак.

Прогноз аналитика финансовой группы БКС Кирилла Тачинникова отличается чуть большим оптимизмом — он полагает, что средняя годовая цена составит 58 плюс-минус 3 доллара, соответственно интервал — 55–61. Он полагает, что цена барреля с сегодняшней 54,12 доллара может вырасти примерно до 60, потому что довольно пессимистически оценивает перспективы роста добычи в США. По мнению аналитика, для этого сегодняшняя цена недостаточно высока. Для значительной массы сланцевых запасов точка безубыточности в условиях крупных инвестиций в проекты начинается с 60 долларов. Сейчас инвестиции падают, к тому же сланцевым компаниям еще предстоит рост расходов на услуги сервисных компаний. А спрос при этом в сравнении с текущим годом несколько вырастет. Что же касается ОПЕК, то Кирилл Тачинников уверен, что организация будет соблюдать свои соглашения.

Есть и еще более оптимистические прогнозы в интервале 55–65 долларов за баррель — от аналитиков «Ренессанс Капитала» и «Велес Капитала». Аналитик компании «Ренессанс Капитал» Ильдар Давлетшин обращает внимание на внутренние проблемы стран — участников ОПЕК. Например, у Саудовской Аравии сейчас большие проблемы с дефицитом бюджета, с учетом потребностей которого комфортная цена для них — 70–80 долларов за баррель. Повышающим фактором аналитик также считает снижение по всему миру инвестиций — особенно это влияет на страны и месторождения с высокой себестоимостью добычи, которая падает. ОПЕК в части своей добычи также достигла предела. Рано говорить, по его мнению, и о росте сланцевых разработок: количество буровых по сравнению с тем, что было раньше, сократилось в три раза, и для того, чтобы происходил ускоренный рост, цена должна быть выше 70 долларов.

Аналитик «Велес Капитала» Игорь Арнаутов предсказывает рост цен к лету, возможно и до 70 долларов, а затем коррекцию до меньших значений. Этот рост приведет к увеличению добычи сланцевой нефти, точнее, к ее восстановлению (то есть к расконсервации скважин) за три-шесть месяцев. Аналитик отмечает, что «цена на нефть стала сейчас более спекулятивной, выросла ее волатильность, даже в течение дня». Объясняется это тем, что «на нефть стало смотреть больше инвесторов, что может обеспечить тренд к росту до 70 долларов. Впрочем, большая неясность остается с тем, как будет себя вести ОПЕК: «По предварительным данным, в ноябре ОПЕК нарастила добычу, и как только цены несколько подросли, Саудовская Аравия вернулась к политике скидок на азиатских рынках».

"Роснефть" давно обгоняет рынок, а ее приватизация подстегнула индекс. Структура акционеров НК "Роснефть" после сделки