Модернизация окупится

Русский бизнес / Реформа теплоснабжения «Если мы сейчас схему инвестирования сможем “собрать”, зафиксируем платеж и продлим его, допустим, на семь лет, то за эти семь лет вся программа окупится, потому что потребление при этой схеме упадет как минимум на 20–25 процентов», — считает Александр Вилесов директор по экономике и тепловым узлам группы «Т Плюс»
ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «Т ПЛЮС»

Сейчас кажется, что реформа электроэнергетики проходила легко. Легко — по сравнению с реформой теплоэнергетики. Причина, скорее всего, заключается в том, что в реформе электроэнергетики все стороны — и производители, и потребители — были в основном профессионалами. В теплоэнергетике это не так. Тепло в основном потребляют в быту. От его поставок, цены напрямую зависит уровень и качество жизни каждого человека. Поэтому в реформе теплоэнергетики сразу стало слишком много политики. И из-за этого, несмотря на очевидно нарастающую угрозу перехода системы в нерабочее состояние, за десять лет никто не решился начать системную модернизацию отрасли.

Однако реформа теплоэнергетики далеко не только политический вопрос. Это прежде всего вопрос технологический. Не погрузившись в технологические нюансы работы системы, нельзя «сочинить» реформу. И наоборот, погрузившись в технологию, оказывается, что задача модернизации решаема. Более того, срок ее окупаемости обозрим — всего семь лет. И за пределами этих семи лет рядовые граждане России могут не только получить работающую без аварий систему, но и постепенно снижать платеж за тепло.

О технологической тактике такой модернизации мы беседуем с Александром Вилесовым.

— Я бы хотел начать с того, что цена тепла в России низкая. Для конечного пользователя — домохозяйства — она составляет в среднем 1300–1500 рублей за гигакалорию*. Удобно перевести их с помощью эквивалента в мегаватт-часы, и тогда мы получим, что цена одного мегаватт-часа тепла — 1118–1290 рублей. А электрический мегаватт-час для жителей России стоит в среднем 3500 рублей. То есть за единицу энергии в виде тепла домохозяйство платит в два с половиной раза меньше, чем за электричество. Тепло централизованной системы теплоснабжения должно быть дешевле, поскольку альтернатива — электроотопление, но дешевле в других соотношениях, поскольку при таких ценах на тепло модернизация неосуществима.

В результате мы имеем такую цену товара, что отрасль теплоснабжения сама себя воспроизводить уже не может. Возьмем отчет любой компании за последние десять лет и увидим, что теплосеть модернизируется на два-четыре процента в год, что при существующем уровне изношенности мало. И раз так дела обстоят у всех — значит, это не злой умысел, а просто деньги тратятся ровно в том объеме, в котором они зарабатываются.

— Иначе говоря, денег на простое воспроизводство отрасли теплоснабжения нет или не хватает. Однако, по нашим оценкам, из 2,5 триллиона оборота отрасли теплоснабжения, который формируется из платежей потребителей, порядка 800 миллиардов выбрасываются буквально в воздух, так как за счет изношенной инфраструктуры примерно 20–25 процентов тепла теряется. Если рассуждать логически, то, устранив эти 25 процентов потерь и сохранив тот же оборот, мы получим проект с очень хорошим сроком окупаемости. «Т Плюс» — один из ключевых игроков отрасли. Есть ли у вас оценки инвестиций, необходимых для ее полноценной модернизации, того, какие решения должны быть внедрены и будет ли

Примерный расчет размера инвестиций и годового эффекта при модернизации системы теплоснабжения города с численностью населения 1 млн человек (млрд руб.)
Структура мощностей теплоснабжения должна быть оптимизирована исходя из размера города, сезонности и даже топологии города.