Деятели Февраля скорее пытались погасить революцию, нежели разжечь ее

Общество / История Известный российский философ и историк русского либерализма Алексей Кара-Мурза видит в Февральской революции трагически неудавшуюся попытку превратить Россию в свободное, демократическое государство, которой страна должна гордиться
ДМИТРИЙ ЛЫКОВ

Отмечая 8 марта как Международный женский день, мы редко задумываемся над тем, что именно в этот день, 23 февраля по старому стилю, в России началась Февральская революция, или, как теперь говорят, Великая русская революция. То, что она началась именно тогда, было не случайно, потому что в этот день состоялись выступления женщин-работниц против войны, которые начали стихийно перерастать в массовые стачки и демонстрации, а те — в вооруженное восстание. Завершилась революция крахом монархии и формированием Временного правительства, во главе которого встал известный земский деятель князь Львов. Ведущую роль в нем играли историк, лидер партии конституционных демократов (кадетов) Павел Милюков, ставший министром иностранных дел, и председатель Центрального военно-промышленного комитета Александр Гучков, лидер «Союза 17 октября» («октябристы»), занявший пост военного и морского министра. Все они — убежденные либералы, стремившиеся к превращению России в государство свободы и демократии. Еще в советское время вокруг и самого Временного правительства, и его деятелей возник миф (который существует до настоящего времени и даже крепнет) о некой «интеллигентской» слабости этих людей, сначала ввергших страну в хаос, а потом оказавшихся неспособными навести порядок. Но жизнь значительно сложнее примитивных мифов и схем.

Кем же на самом деле были эти люди? Об их взглядах, устремлениях и трагической судьбе мы беседуем с доктором философских наук, заведующим сектором философии российской истории Института философии РАН Алексеем Кара-Мурзой. Алексей Алексеевич много лет руководит историко-просветительскими и мемориальными проектами в честь выдающихся либералов России более чем в сорока регионах России и является президентом Национального фонда «Русское либеральное наследие».

— Считается, что Февральская революция по своему идейному посылу была либеральной. Насколько оправданна такая оценка и что либерального она несла?

— Февральская революция 1917 года была общедемократической по своему содержанию и ее поддержало абсолютное большинство народа. Сбылось пророчество историка Василия Осиповича Ключевского, который еще после расстрела мирной демонстрации в «Кровавое воскресенье» 9 января 1905 года публично сказал с кафедры Московского университета: «Всё. Николай — последний русский царь. Алексей царствовать не будет». Наследнику-цесаревичу было тогда полгода… Действительно, власть весной 1917 года на первых порах оказалась в руках людей, которых принято называть либералами. Парадокс в том, что эти люди — князь Георгий Львов, октябрист Александр Гучков, кадеты Павел Милюков, Владимир Набоков и их товарищи — принципиально отрицали революцию как способ решения российских проблем. Они всю жизнь были либералами-реформистами. Вся плеяда деятелей Февраля — прямое порождение реформ Александра Второго, когда в России зародился новый тип элиты — не назначаемой сверху начальством, а выбираемой снизу обществом. Многолетняя работа «на виду у людей» — либо в земском и городском само