«Вопрос не в том, будет ли кризис, — вопрос в том, можно ли будет его загасить и какой ценой»

Экономика и финансы / МИРОВЫЕ РЫНКИ Заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Константин Корищенко — о ловушке, в которой оказался Дональд Трамп, и о том, что столкнет американский фондовый рынок вниз
АЛЕКСЕЙ МАЙШЕВ

Инвесторы выводят деньги из европейских активов, Китай сокращает позиции в американских гособлигациях, центральные банки по всему миру закупают золото — картина на мировых финансовых рынках день ото дня становится все более противоречивой. Вроде бы американский рынок сейчас является основным центром притяжения для капитала, но как долго еще он будет расти? И не надулся ли на нем очередной пузырь, на что красноречиво указывают американские индексы, находящиеся на максимумах? Заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, бывший зампред ЦБ и экс-президент ММВБ Константин Корищенко рассказал «Эксперту», в чем состоят интересы основных игроков на мировых финансовых рынках, что в скором времени ждет фондовый рынок США и почему Трамп может не справиться с ситуацией.

— Константин Николаевич, существуют ли какие-то экономические и финансовые показатели, которые позволили бы делать прогнозы относительно будущих кризисов на финансовых рынках?

— Я бы начал анализ с такого показателя платежного баланса, как чистая инвестиционная позиция, и комплементарного ему чистого инвестиционного дохода. Они показывают наиболее общую картину: кто в этом мире должник, а кто — кредитор. Так вот, самым большим должником являются Соединенные Штаты с позицией где-то порядка восьми триллионов долларов, а следующие за ними по размеру долгов десять стран имеют вдвое меньшую суммарную позицию. Самый большой кредитор — Япония (около трех триллионов долларов), а вместе со следующими четырьмя кредиторами (Германия, Китай, Тайвань и Гонконг) эта пятерка покрывает долги США. К слову, Россия входит в число мировых кредиторов.

Оставляя в стороне «рабочие» дисбалансы, можно сказать, что весь мир финансирует Соединенные Штаты. В таких масштабах это сложилось в последние лет десять, и данная ситуация позволяет понять, почему США нужно постоянное возобновление финансирования (снизить долговое бремя в условиях дефицитного бюджета невозможно).

В этом смысле для американцев, вне зависимости о того, что говорит о долларе президент Дональд Трамп или другое официальное лицо, все равно основной остается потребность в крепком долларе — ведь если начнется процесс ослабления доллара, то начнется и бегство из американских активов.

— Пока мы видим лишь приток.

— Приток связан с двумя факторами: более высокими ставками в США, чем, скажем, в Европе и в Японии, и более бурным ростом индексов, чем где бы то ни было.

— Плюс та же Европа для глобальных финансов сейчас зона нестабильности.

— Да, зона нестабильности, причем непонятно, когда эта нестабильность может закончиться и каковы будут ее последствия.

Далее, Япония. Япония живет в своем режиме: население стареет, экономика не растет, — но тем не менее как глобальный кредитор японцы зарабатывают на всем остальном мире. Грубо говоря, они превратились в страну-рантье. В Китае теперь проводится более сдержанная кредитная политика, снижены целевые темпы роста ВВП до 6,5 процента в год, и это гово

Падение нефти в 2014 году спровоцировало неудержимый рост американских акций. Но похоже, тренд разворачивается. Значение CAPE, среднего отношения цены акций к доходам, в США сейчас на уровне 1929 года