Российская наука жаждет трансгенов

Русский бизнес / ГМО Запрет на выращивание трансгенных культур в России не столько защищает от них потребителей и аграриев, сколько сдерживает развитие передовых отечественных агротехнологий
ТАСС

Более чем двадцатилетняя дискуссия о пользе и вреде генно-модифицированных организмов (ГМО) для человека и окружающей среды в России стихла только летом 2016 года, когда был принят закон о запрете на выращивание и разведение генетически и инженерно модифицированных растений и животных. Как и следовало ожидать, первыми молчание после «жирной точки» нарушили ученые: комиссия РАН по лженауке и фальсификации научных исследований недавно объявила, что готовит меморандум в защиту применения результатов генной инженерии в отечественном агропроме. После запрета на выращивание ГМО-культур разрабатывать новые полезные свойства растений и животных путем передовых генно-модифицирующих механизмов (ГММ) в России стало бессмысленно. В то же время российские ученые не желают отставать от мировой гонки биотехнологий, позволившей в последние годы существенно удешевить агропроизводство и улучшить потребительские свойства продукции. Их готовы поддержать те отечественные аграрии, которые уверены, что без ГМО их бизнес вскоре станет убыточным, тем более что завозить в страну готовую продукцию и даже полуфабрикаты из дешевого трансгенного сырья закон не запрещает.

В то же время против ГМО продолжают возражать те, кто уверен, что Россия с ее неосвоенными плодородными землями вполне может прокормить себя не только традиционным методом ведения сельского хозяйства, но и самым чистым — органическим. Проблема в том, как не свести все дело к очередному пустому спору «за» и «против», а поставить вопрос, как, избегая неочевидного пока вреда от ГМО, все же не упустить явные огромные возможности развития агропрома, которые дают некоторые виды трансгенов.

В погоне за люминесцентным кроликом

Председатель комиссии РАН по лженауке Евгений Александров уверен, что ГМО — это ни много ни мало магистральный путь развития человечества, а все предрассудки относительно этого есть невежество. «Человечество давно вымерло бы с голоду, если бы не занялось генной инженерией», — говорит он, тут же навлекая на себя критику коллег в интернете: мол, последние пятьдесят лет население Земли стабильно росло, но с голоду никто не умер, а вся проблема в неравномерном распределении еды, треть которой оказывается в помоях. Типичные аргументы в почти тридцатилетнем споре непоседливых первооткрывателей «чудес и чудовищ» со сторонниками «ступать мягкой поступью вместе с природой». Последние утверждают, что новые свойства растений и животных можно вырабатывать с помощью привычной нам селекции, избегая рисков ненужных мутаций. Первые возражают, что это намного дольше, чем трансформировать гены в нужном направлении, а все ненужные мутации ГМО-технологии позволяют выявить и устранить быстрее, чем при обычной селекции, которая чаще «доводит ошибки до полей». В то же время мировое сельское хозяйство уже сейчас теряет большое количество урожая из-за засухи, подтоплений, засоления почв и так далее. И если не научиться производить больше продовольствия на уменьшающихся площадях, то к 2050 году, когда население Земли

Имея самые большие в мире запасы чистых от химикатов сельхозугодий, Россия может стать ведущим глобальным производителем органической еды