Живые люди

Тема недели / Митинги Мы взяли интервью у пятерых студентов, участников московского митинга. Имена, пароли и явки тщательно изменены. Интервью сокращены до разумных размеров
ГЛЕБ ЖЕГЛО

За длинным столом кофейни — студенты. Некоторые знакомы друг с другом — учатся в одном вузе, другие знакомятся сейчас. Открыты компьютеры, конспекты. На этой неделе — сессия. Все они в воскресенье были на митинге в Москве. Первым из-за стола встает Алексей — высокий, худой. На нем желтый свитер. Он не улыбается, но глаза его улыбаются. Первый вопрос стандартный: «Для чего вы ходили на митинг?»

— Большинство людей знали, зачем они пришли на митинг, и я знал. Меня не устраивает то, что в России — коррупция, а наш председатель правительства не дал никаких объяснений на обвинения в коррупции. Я в курсе происходящих в стране событий. Но для меня многое в фильме («Он вам не Димон». — «Эксперт») стало открытием.

— А до этого вы думали, что живете в стране, где честные чиновники?

— До фильма? Ну, просто понимаете, в чем дело… Я не политический активист, я обычный студент, на то, чтобы самому какие-то акции организовывать, у меня времени нет. И все-таки я понимаю, что это связано с большими рисками — могут задержать.

— Вы боитесь задержания?

— В принципе, не страшно. Но понимаете, я учусь в одном из ведущих университетов, учусь и на военной кафедре, и там будут не в восторге, если узнают, что я был на митинге.

— Вы учитесь на военной кафедре. Вы готовы когда-нибудь защитить родину?

— Если потребуется. В случае военного нападения на страну.

— А если нападающие захотят принести вам идеи демократии и освободить от коррупции?

— Не знаю… Я, наверное, считаю, что в любом случае у нашей страны есть суверенитет и никто не в праве в него вмешиваться. Свои проблемы мы решим сами.

— Если бы вы не посмотрели фильм Навального о Медведеве, вы бы пришли на митинг?

— Да.

— Может, благодаря несовершенству системы у вас в будущем у самого появится шанс обогатиться, какого совершенная система не даст.

— По-моему, у меня есть какие-то ценности. Демократические. Кроме того, что я хочу вкусно есть и мягко спать, я еще хочу стать хорошим человеком. Хороший человек, по крайней мере, не ворует. Кажется, так. Мне хочется зарабатывать своей головой, для этого я поступил в университет. Есть еще вариант убежать от всех этих рисков за границу, но, на самом деле, я люблю свою страну. Людей, которые здесь живут.

— Если бы на митинг против коррупции призывал другой человек, не Навальный, вы бы пошли?

— Скорее всего да.

— Вы думаете, проблему коррупции можно решить революционным путем?

— Нет. Революция никому не нужна. Как показывает исторический опыт, после силовой смены политического режима все становится еще хуже. К власти приходят люди гораздо более жестокие и алчные. В России сейчас не может быть революции. Все-таки риски от того, что ты политически активен выше, и у людей есть еще какие-то доходы.

— Вы боялись ОМОНа?

— Нет, все случаи задержания я видел только в интернете. Находясь там, ни одного случая сам не видел. Видел, как сворачивали людей, которые держали плакаты. ОМОН — ну точно мне не враги. Такие же люди, просто у них есть приказ в этот час стоять на площади. Я, в принцип