Политико-лингвистическая реформа

Казахстан предпоследним из постсоветских государств с тюркоязычной титульной нацией затевает перевод государственного языка с кириллицы на латиницу. Культурное отчуждение соседней страны от русского мира получает новый импульс
Политико-лингвистическая реформа

С 2025 года казахский язык переводят на латинскую графику — это, пожалуй, самая громкая тема года, связанная с Казахстаном, в русскоязычной медиасреде как внутри страны, так и за ее пределами. Многие российские комментаторы видят в этом решении казахстанского руководства политический шаг — стремление покинуть интеллектуальное и культурное поле России, «бегство из русского мира». В казахстанской медиасреде эта реакция спровоцировала резкие заявления представителей национальной интеллигенции. Официально латинизация казахского деполитизируется и связывается исключительно с гуманитарными предпосылками, однако наличие политической составляющей в этом решении трудно отрицать.

Примечательно, что переход на латиницу сам по себе не новость: с момента официального запуска процесса прошло почти пять лет: в декабре 2012 года бессменный лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев обозначил эту цель в президентском послании. В начале апреля этого года президент РК лишь напомнил, что в стране идет латинизация, и поставил несколько очередных задач. Например, до конца текущего года специалисты должны разработать единый вариант латинской графики.

Не просто алфавит

Смена алфавита — традиционный элемент модернизации в тюркских странах и не только. Для казахского языка нынешняя реформа как минимум третья. Первая произошла в 1929 году, когда 15 тюркских языков народов СССР, в том числе казахский, перевели с арабской графики на латинскую, вторая — в 1940-м, в год рождения Нурсултана Назарбаева, когда латиницу сменили на кириллицу.

Говоря о первой латинизации казахского языка, важно подчеркнуть, что казахский переводили на латиницу одновременно с другими тюркскими языками в условиях бурного национального строительства, параллельно создавая систему светского образования и ликвидируя безграмотность. Реформа вполне отвечала тем целям, которые перед ней ставило советское руководство. Все народы советского Востока получали единую письменность на основе латиницы, которая была интересна большевикам еще и в контексте мировой революции. Благодаря латинизации из системы образования вытеснялось реакционно настроенное по отношению к большевикам мусульманское духовенство, которое обучало чтению и письму на арабице.

Однако внедрение нового алфавита с самого начала сопровождалось проблемами. Денег на латинизацию власти выделяли мало. Для публикации литературы и периодики на новом алфавите не хватало типографских литер и пишущих машинок. Книги переводили халтурно, телеграф работал исключительно на кириллице. Коммуникативная система на базе яналифа — нового единообразного алфавита для тюркских языков — не выстраивалась: едва попробовав вести на нем переписку, члены самого реформаторского органа, Всероссийского центрального комитета нового тюркского алфавита (ВЦК НТА) выяснили, что не понимают друг друга и им проще общаться по-русски. К тому же со временем каждая национальная республика начала вносить в алфавит коррективы, так что о единой графике говорить уже не приходилось.

Латинизация алфа

Сколько тюрок — столько латинизаций

Латинизация тюркских языков началась почти синхронно — в конце 1920-х. В СССР законодательной отправной точкой процесса было принятие постановления ЦИК и СНК «О новом латинизированном алфавите народов арабской письменности Союза ССР» 7 августа 1929 года.

Новейший узбекский эксперимент с латинизацией так и не доведен до конца

В Турции на латиницу перешли раньше — 1 ноября 1928 года. Впрочем, первый подход к латинизации турецкого был сделан в период танзимата — модернизации Османской империи в середине XIX века. Но реформа не прошла ни тогда, ни даже при младотурках. На этом пути турок обогнала их колония — Албания, где латинский алфавит был разработан и введен к 1908 году. В Османской империи затянули не только с языковой реформой, но и с политической, религиозной и экономической, дождавшись поражения в войне, распада империи и оккупации.

Латинизация турецкого — лишь один пункт из списка задач в рамках политики модернизации Турции, которую проводил Мустафа Кемаль, прозванный Ататюрком. Реформы включали в себя отделение церкви и построение светского государства, республики, отказ от пантюркизма в пользу проекта нации-государства. Шестая из «шести стрел» кемализма — İnkılapçılık («революционность») — провозгласила курс на вестернизацию, конечной целью которой было сделать из Турции государство, ничем не уступающее европейским.

Ататюрк провел реформу стремительно: комиссия из лингвистов менее чем за год подготовила новый вариант латинского алфавита, призванного заменить арабицу, и с 1 января 1929 года в Турции внедрялась новая графика. На переходный период Ататюрк стране времени не дал: с 1 января 1929 года на латиницу перевели государственный документооборот, с 1 июня — гражданский, с 1 января 1930-го — все остальное. Энергичными действиями в языковой сфере Ататюрк буквально захлопывал дверь в прошлое, делая свои реформы необратимыми. Реформа также предусматривала очищение турецкого от арабизмов, персизмов и слов, заимствованных из французского (в меньшей степени). Реформа была ориентирована на молодежь, старшее поколение пользовалось арабицей в личной переписке до 1960-х. Параллельно с переводом языка на латинскую графику была создана система светских школ и решалась задача ликвидации безграмотности: за достаточно короткое время удалось довести число грамотных до 95%.

Азербайджанский опыт латинизации в 1990-х вскрыл все проблемы и выигрыши, которые могли получить бывшие советские республики. Одним из первых законов, принятых в независимом Азербайджане в 1991 году, стал закон «О восстановлении азербайджанского алфавита с латинской графикой»: позиции Баку в сфере латинизации были передовыми в 1920-е, и в 1990-е страна стала тоже стала пионером перехода на латинскую графику среди тюркских государств постсоветского пространства. Цель побыстрее забыть советский период официальными лицами не декларировалась, но читалась между строк. В школах латиницу ввели с первого класса для всех, а пишущим на кириллице предложили курсы по изучению новой графики. Несмотря на это, традиционно консервативное старшее поколение до сих пор тяготеет к кириллице, а молодежь с удовольствием пользуется латиницей. До 2001 года оба варианта сосуществовали, затем латиница стала единственной графикой для азербайджанского языка как на государственном уровне, так и в медиапространстве. Опыт Азербайджана в целом оценивается как успешный.

В 1993 на латиницу перевели узбекский язык. Правда, формально, полный переход сначала наметили на 2005 год, затем перенесли на 2010-й. При этом в соответствующем законе оставили лазейку, позволяющую пользоваться кириллицей. Необходимость латинизации аргументировали так же, как и в Азербайджане: латиница узбекам ближе, лучше передает звуки, служит ускорителем научно-технического прогресса и облегчает коммуникацию языка с мировым интеллектуальным пространством. Как это очень часто бывает в Центральной Азии, амбициозные планы разбились о суровую реальность. То ли латинизаторы просчитались, то ли сама реформа была проведена половинчато и слабо, но латиница в Узбекистане жива лишь стараниями государства. Она внедрена в школе, но в быту ею пользуются не часто, особенно старшее поколение. По многочисленным свидетельствам наблюдателей, не очень-то доверяет новой графике научно-техническая интеллигенция. Сайт правительства республики поддерживает две узбекские версии — на латинице и кириллице. А также английские и кириллические русскую и каракалпакскую версии.

Когда выпускники школ и вузов, выучившиеся на латинице, приходят на работу, они нередко с удивлением обнаруживают, что все доклады, отчеты и письма они должны писать только на кириллическом узбекском из-за предпочтений руководства компаний и организаций.

Примеры транслитерации не могут не вызвать улыбки: например, «колбасный цех» на письме переводится на узбекский как kolbasa sexi, «химчистка» — ximchistka. Узбекский кейс латинизации показывает, что и казахстанским реформаторам нужно запастись терпением: плодов латинизации придется ждать десятилетиями, на которые затянется переходный период.

Подробнее о проблемах последней реформы узбекской письменности см. «Kak eto budet na latinitse?» «Эксперт Казахстан» № 4 за 2007 год.

Власти Туркмении приняли решение перейти на латиницу в 1993 году, с 2000-го на нее начали переводить делопроизводство. До трети населения по-прежнему пользуется кириллицей.

После того как в начале апреля о решении перейти на латинский алфавит напомнил Казахстан, о латинизации задумались в Кыргызстане. «Мы рано или поздно тоже должны перейти. У нас сейчас нет средств, но мы уже должны готовить специалистов. Конечно, мы не должны отказываться от кириллицы — это наше интеллектуальное богатство. Но с 2040 года Кыргызстан должен тоже перейти на латиницу. Мы не можем сопротивляться мировому потоку», — заявил депутат Жогорку Кенеша Каныбек Иманалиев, посоветовав правительству уже сейчас начать работу по подготовке этой реформы.