На крючке квоты

Русский бизнес / СУДОСТРОЕНИЕ Государство вынуждает российский бизнес по вылову краба вкладываться в строительство новых судов на отечественных верфях. В противном случае он может существенно потерять в квотах на добычу. В итоге это приведет к серьезным изменениям на рынке
Фотография предоставлена Ассоциацией добытчиков краба Дальнего Востока

Похоже, российским рыбакам хочешь не хочешь, а придется строить новые рыбопромысловые суда, выполняя «заказ» государства.

В 2016 году в Закон о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов внесли поправки, которые скорректировали систему предоставления права на вылов: в частности, появились квоты на инвестиционные цели. Схема простая: государство резервирует 20% квот, не распределяя их среди всех участников рынка. Но затем они будут разделены между теми, кто вложится в строительство перерабатывающих заводов на территории России или в промысловые суда на российских же верфях. Те, кто не будет участвовать в этой программе, потеряют в объемах вылова.

По мысли разработчиков этой новации, рыбный промысел должен окупать инвестиции в модернизацию материально-технической базы рыбохозяйственного комплекса. Программа строительства судов в рамках инвестквотирования рассчитана на пять лет с возможностью пролонгации не более чем на год, говорит Николай Шабликов, заместитель директора департамента по судостроению Минпромторга, а весь инвестиционный цикл без учета времени строительства займет пятнадцать лет.

Целей у государства две. Одна в том, чтобы изменить процессы производства в рыбной отрасли, увеличив объем выпуска продукции глубокой переработки. С этой целью к объектам инвестквот будут выдвигаться новые требования, в частности к их оснащению оборудованием для переработки и замораживания (охлаждения) рыбы, так как рыбная отрасль должна повышать долю продукта с добавленной стоимостью. Вторая цель — поддержка гражданского судостроения. Российские верфи недозагружены: текущий уровень загрузки в среднем составляет 40–50%.

Что касается краболовных судов, то их не сразу «подвели» под инвестквоты, посчитав сначала слишком простыми, не подпадающими под категорию «высокотехнологичных». Например, минтаевые траулеры-процессоры не в пример сложнее. Зато краболовы можно построить быстрее, вопросы возникали только по части их окупаемости. Однако довольно быстро крабовые суда тоже включили в программу. «Мы и не питали иллюзий, что нас минет чаша сия», — говорит Александр Дупляков, президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока.

Многих участников рыбной отрасли эти перспективы беспокоят. Они называют инвестквотирование «административным принуждением» к строительству судов на отечественных верфях.

Первый краболов

Сегодня российские краболовы в основном используют переоборудованные японские тунцеловные пятидесяти-шестидесятиметровые суда, говорит президент дальневосточной компании «Антей» Иван Михнов. Никто в России никогда не строил и не заказывал за рубежом новых судов, заточенных на краболовный промысел. «Я в этой сфере с 1991 года, — говорит Михнов. — С тех пор мы уже три раза обновили свой флот — и только подержанными судами, как и все, кто “сидит” на крабах. Японцы и корейцы уже не строят тунцеловы, тем более ничего подобного не делают в России». Иван Михнов приводит в пример США и Канаду, которые добывают более 100 тыс. тонн краба в год (Россия —