Цена курдской независимости

Политика / КУРДЫ Власти Иракского Курдистана провели референдум о независимости, но не спешат объявлять о ней. Они понимают, что в этом случае потеряют всё
Zuma\TASS

«Если вы ищете справедливость, то вы пришли не в то место», — говорил Тирион Ланнистер. И этот тезис справедлив не только для «Игры престолов», но и для международных отношений. Если бы там была справедливость, то курды, безусловно, должны были бы иметь государство. И даже не потому, что это сорокамиллионный народ с древней и славной историей (достаточно сказать, что Салах-ад-Дин — один из величайших героев исламского мира — был курдом), и не потому, что курды много страдали и были гонимы (в Сирии у них не было гражданства, а в Ираке и Турции они рассматривались как враждебный элемент и всячески подавлялись). А потому, что они заслужили свое государство, в частности самоотверженной борьбой против псевдохалифата запрещенной в России группировки «Исламское государство». Иракские и сирийские курды успешно защищали подконтрольные им территории и освобождали захваченные террористами земли и по итогам этой борьбы не просто получили контроль над территориями, но и относительно успешно эти территории администрируют.

Однако государства им не видать — Иран, Турция, Сирия и Ирак (на территориях которых и живут курдские общины) не позволят этому случиться. Вплоть до вооруженного подавления курдского мятежа, если это будет необходимо, и военной помощи соседу в деле подавления «его» курдов. Именно так они сейчас собираются бороться с иракскими курдами, которые дальше всего продвинулись по пути независимости и даже готовятся переступить ее порог.

Чего ж тебе еще надо?

Иракский Курдистан (в отличие от подавленного иранского, воюющего за независимость иракского и только-только обретшего де-факто автономию сирийского) самоуправляется еще со времен американского вторжения в Ирак. И на фоне гражданских конфликтов в соседних регионах выглядит этаким островком стабильности. Эрбиль (столица Иракского Курдистана) имеет свою экономику, построенную на добыче нефти, а также свою армию (курдское ополчение — пешмерга) и даже де-факто свои границы, пересекать которые другие иракцы могут лишь при получении некоего аналога визы. Более того, за последнее время эти границы значительно расширились — в ходе борьбы сначала против суннитских террористов, а потом против ИГ курды взяли под контроль иракские земли, в том числе территорию вокруг города Киркук. Отдавать эти земли курды не собирались — хотя бы потому, что на территории Киркука добывается 150 тыс. баррелей нефти в день — более 20% всей добываемой в Иракском Курдистане нефти.

Естественно, отношения с центральным правительством в Багдаде у курдов были весьма сложными, однако лидер Иракского Курдистана Масуд Барзани сделал многое для того, чтобы максимально снизить зависимость своей территории от остального Ирака, прежде всего инфраструктурную (курдская нефть раньше экспортировалась через иракский порт Басра) и торговую. Колоссальную помощь в этом Барзани оказали турки — они пустили экспорт курдской нефти через свою территорию, а также снабжали курдов всем необходимым. В Анкаре считали, что хорошие отношения с лидерами иракс