Иракский Курдистан: начало большого торга

Политика / Мнение

Сегодня Иракский Курдистан имеет все признаки широкой автономии. У  региона есть свои флаг, гимн, конституция, свод региональных законов, парламент, президент, правительство, судебные и правохранительные органы, полиция, спецслужбы, вооруженные силы. Фактически курдская автономия осуществляет самостоятельную внешнеэкономическую и внешнеполитическую деятельность. В Эрбиле и Сулеймании аккредитовано около 40 иностранных дипломатических миссий на уровне генеральных консульств, курдский язык стал вторым после арабского государственным языком. В регионе зарегистрировано свыше сотни политических и общественных организаций, а также различных СМИ, все этнические и конфессиональные группы населения представлены в региональном парламенте и местных органах власти. Регион развивает торгово-экономические связи с Турцией, Ираном, арабскими странами, Израилем, США, Россией, странами ЕС, СНГ, Азиатско-Тихоокеанского региона.

Широкая автономия стала следствием того огромного вклада, который внесли курдские формирования в борьбу с боевиками ИГИЛ (организация запрещена в России). Автономный статус Иракского Курдистана признаётся международным сообществом, в том числе Соединенными Штатами.

Сейчас существенным является вопрос о перспективных проектах добычи нефти в Иракском Курдистане. Запасы нефти в регионе оцениваются в 10 млрд баррелей, издержки добычи сравнительно невысоки. В 2016 году, по оценкам Rystad Energy, здесь добывали 545 тыс. баррелей в день, и большая часть сырья была отправлена на экспорт по нефтепроводу и бензовозами в турецкий порт Джейхан. Примерно 60% нефти производится на месторождениях Киркука, остальные 40% — в глубине курдских территорий. Нефть в Иракском Курдистане добывает Genel, которую сейчас возглавляет бывший президент BP Тони Хейвард, норвежская DNO, российская «Газпром нефть» и более мелкие Gulf Keystone Petroleum и ShaMaran Petroleum. В 2011 году предварительные контракты с региональным правительством подписала Exxon Mobil, но работы на выделенных блоках так и не начались, а с 2016 года в рамках политики ребалансировки портфеля проектов компания начала выходить из проектов в Иракском Курдистане.

Естественно, экономические интересы в регионе есть у «Роснефти». Компания заключила с Региональным правительством Курдистана (РПК) соглашения о совместном управлении экспортным нефтепроводом (60% у «Роснефти» и 40% у контролируемой РПК Kar Group). «Роснефть» намерена инвестировать в расширение мощностей нефтепровода почти до миллиона баррелей в день. В планах компании проекты добычи природного газа, запасы которого в регионе оцениваются в 700 млрд кубометров. Изучается возможность строительства экспортного газопровода в Турцию пропускной способностью до 30 млрд кубометров в год.

Вхождение российских компаний в регион вызвало ожесточенное сопротивление конкурентов. В их числе американские компании и, возможно, Иран. Ближний Восток — запутанный клубок противоречий: здесь множество игроков, преследующих собственные интересы, и очевидно, что у мн