Умер Дмитрий Хворостовский

Повестка дня
ТАСС

Он заявил о себе в двадцать шесть, выиграв в 1989-м престижный конкурс Singer of the World в Кардиффе. За два-три следующих года обладатель чудесного лирического баритона — гибкого, звучного, с прекрасным темным тембром — и безупречной вокальной техники успел дебютировать в виднейших оперных домах мира и обзавестись контрактами с мейджорами звукозаписи. Затем последовали четверть века мировой славы, сотрудничество с крупнейшими дирижерами и партнерство с ярчайшими вокалистами нашего времени. Умерев от рака мозга в пятьдесят пять лет — для баритона далеко не рубежный возраст, — Дмитрий Александрович Хворостовский оставил и на оперной сцене, и на концертной эстраде пустоту, которая еще долго будет ощутима.

Прославившись как исполнитель классических партий европейского репертуара — в первую очередь в операх Верди — и превратившись из молчаливого (от незнания языков) сибирского юноши в истинного гражданина мира, Хворостовский продолжал оставаться прежде всего русским артистом. Речь не только о том, что он много выступал с русским репертуаром (Глинка, Чайковский, Рахманинов, Римский-Корсаков, Свиридов), но и о самом духе его искусства. У Хворостовского и за Жермоном или графом ди Луна можно было рассмотреть отзвуки, по собственному выражению певца, «русской элегической и ностальгической интонации», которая была для него родной.

Высокий и стройный красавец с рано поседевшей гривой, на вид он был хрестоматийной романтической фигурой — да и не только на вид. Он чувствовал себя бойцом, бьющимся за правое, но обреченное дело. «Новое поколение забудет, перелистнет страницу культуры, и классическое искусство останется где-то за их плечами, в другом веке. Я имею в виду не только Россию, так будет везде. И я не вижу тут никакого просвета и все больше убеждаюсь в неизбежности этого», — говорил он в интервью. В частности, он констатировал, что и для русской классической музыки «сегодня остается все меньше места». Впрочем, добавлял Хворостовский, «русская музыка все равно пока еще востребована и популярна в мире». Он успел многое сделать, чтобы продлить это «пока».