Пути русской живописи: сквозь импрессионизм

Культура / ЖИВОПИСЬ В Музее имени А. С. Пушкина проходит выставка «Передвижники и импрессионисты. На пути в XX век»
ГМИИ ИМЕНИ А. С. ПУШКИНА, ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

Картины передвижников и импрессионистов, висящие в непосредственной близости друг от друга и написанные на сходные сюжеты, не оставляют сомнений: и те и другие по большому счету занимались одним и тем же. Они искали новый язык, способный адекватно зафиксировать визуальный образ окружающей их реальности. К тому времени язык символов и аллегорий, на котором до сих пор разговаривали живописцы, начал утрачивать силу воздействия. Импрессионистическая революция во Франции предопределила ее последующее лидерство в области изобразительных искусств. Во второй половине XIX века там сконцентрировались художники, которые, отказавшись следовать курсом, где уже все хорошо изучено и проверено, смогли резко развернуть корабль мировой живописи и отправились на поиски неизвестных островов. Покинув свои мастерские, они увидели игру света и тени и были настолько потрясены ею, что уже не захотели возвращаться обратно.

Историк искусств Нина Дмитриева в статье «Передвижники и импрессионисты», давшей название выставке и послужившей для нее основой, обращает внимание читателей на синхронность действий передвижников и импрессионистов: «В 1871 году открылась первая выставка Товарищества передвижников. В 1874 году — первая выставка импрессионистов». Она же подметила, что оба движения почти одновременно вошли в фазу кризиса. Это произошло в тот самый момент, когда и то и другое получило широкое признание. Почти сразу наиболее яркие художники предпочли отказаться от художественных приемов, в одночасье превратившихся в штампы, и пойти дальше. Во Франции на смену импрессионистам пришли постимпрессионисты, в России появился «Мир искусства». Но главная задача оказалась решена: академизм был сломлен. Античное искусство, не одно столетие властвовавшее над воображением художников, отступило, сдав свои позиции. В живописи началась новая эра.

Если французские художники развивали свое видение людей и предметов в «окружении воздуха и света», подчиняясь исключительно своим внутренним побуждениям, то русские живописцы могли наблюдать за ними со стороны. Одним из тех, кто застал французскую живопись в момент зарождения импрессионизма, был Илья Репин, который, будучи к тому времени автором рвущих душу «Бурлаков на Волге», в первой половине 1870-х обосновался в Париже и там написал своего «Садко». Если русские художники и подпадали под очарование импрессионистов, то длилось это недолго. Наиболее стойким к влиянию последних оказался Василий Суриков, но, сравнивая его «Сибирскую красавицу» (1891) и находящийся поблизости — по воле кураторов выставки — «Портрет актрисы Жанны Самари» (1877) Огюста Ренуара, видишь: даже он, сознательно избегая влияния импрессионистов, в конце концов вышел на тот же путь. Женщина с обнаженными плечами и девочка, у которой видны только лицо и часть руки — ее тело скрыто под слоями ткани, — созданы с помощью сходных художественных приемов.

Выставка «Передвижники и импрессионисты» создает образ единого художественного пространства второй половины XIX века, которое по