О судимых искусственным интеллектом

Разное
Фото: Эксперт

Верховный суд внёс в Госдуму законопроект о радикальной реформе процессуального законодательства. Поправки в действующие процессуальные кодексы «призваны ускорить и упростить для судов производство по самым многочисленным категориям дел и оптимизировать судебную нагрузку». Событие это и ожидаемое, и поразительное. Ожидаемое потому, что предложенный парламенту документ был одобрен пленумом ВС ещё осенью. Поразительное — по степени вредности предложенного текста для граждан, в судейское сообщество не входящих. Да, в стостраничном проекте имеются и полезные новации — их даже немало, но это никак не компенсирует разрушительности главных изобретений ВС. А они таковы: упразднение мотивировочной части в огромном большинстве судебных решений; перекладывание на плечи граждан обязанности узнавать о датах слушаний и предоставлять доказательства. Сколько бы баллов из десяти ни заслуживал сегодняшний российский суд, в случае принятия и имплементации этой реформы он станет заслуживать вдвое меньше.

Авторы проекта вполне откровенны: они прямо говорят, что хотят ускорить и упростить судопроизводство не для людей, а для самих судов. Ключевые доводы в пользу оптимизации именно по этому критерию просты: судьи страшно перегружены, а каждый день работы судьи обходится бюджету в страшную кучу денег. Доводы эти не кажутся неотразимыми. Если даже нагрузка судей и впрямь чрезмерно велика (хотя с этим готовы согласиться не все специалисты), для её нормализации пригодны отнюдь не любые действия. Скажем, если чрезмерно велика нагрузка у хирургов, вы же не разрешите им в целях оптимизации процесса выставлять пациентов, не зашивая разреза, — судьям хотят предложить примерно это. Да, не писать мотивировочную часть решения судье — легче; гражданам каково? Авторы говорят: мотивировочная часть решения нужна только тем, кто собирается апеллировать, а «с 2014 по 2016 год в апелляционной инстанции оспаривались только 11,5% решений по гражданским и арбитражным спорам», да и то в основном суетились зря: «лишь 2% из них были отменены или изменены», что «свидетельствует о высокой стабильности судебного решения». Стало быть, в подавляющем большинстве случаев обжаловать решение просто незачем, а значит, и мотивировочная часть не нужна — и незачем судьям терять на неё по пять дней после принятия каждого решения. На редкость странное рассуждение. Граждане, по этой логике, чисто как дети малые — лезут оспаривать решение просто потому, что избалованы и норовят поспорить со старшими. Между тем взрослые и разумные люди пишут или не пишут апелляцию в прямой зависимости от качества и содержания мотивировок не устроившего их решения суда. Теперь же им, в сущности, говорят: апелляция есть выражение одного твоего злонравия и ничем хорошим для тебя не кончится. Для особо же непонятливых в проект добавлена ещё одна громоподобная новация: апелляционные жалобы впредь будут рассматриваться не коллегией из трёх судей, а одним судьей; даже заявление об отводе будет рассматривать тот же самый судья, об отво